Историко-географическое общество "АВАЛОН"
начало / дороги / Под литерой "N"
 

ПОД ЛИТЕРОЙ "N"

Автор текста: Дмитрий Улыбышев
Страна: Непал
Период: 2010-2011 годы

– Не знаю, как ты, а я твердо намерен
передвигаться по Лабиринту
в легком подпитии. Вдруг поможет?

М.Фрай. «Лабиринт Мёнина»

Часть 0. Краткий интродакшн о препарейшне.

Брожение и настаивание идеи о повторной поездке в Непал заняло долгих 7 лет, и к тому моменту, как мой друг Виталий (как я его называл потом все путешествие – Предводитель) объявил планы о зимовке в той далекой стране, о которой большинству вообще ничего не известно, с октября по февраль, я уже окончательно настроился расквитаться со всеми отложными и неотложными делами и вылететь, выехать, выбежать или выползти в Катманду и прочие прелестные густонаселенные пункты этого изумительного государства.

Купив через Интернет билеты Алматы-Дели (AirAstana) и Дели-Катманду (SpiceJet) и потратив в общей сложности около 700 американских денег, я приготовился к долгому ожиданию ожидаемых неожиданностей, на которые так богата та часть мира, которую я собирался почтить своим визитом.

ЭйрАстана оказалась максимально адекватной. Видимо по причине удобоваримости сайта, а также изначальной ориентированности этой компании на международную деятельность. А вот СпайсДжет  манехо подкачал. При заполнении формы требовалось почему-то указать индийский штат, в котором я проживаю. Это расстроило, поскольку добавило около 500 индийских рупий к билету, приобретаемому на борта этой компании на другом индийском сайте. Но все равно итоговая сумма получалась самой низкой. Хотя, если бы я почесался на предмет билетов пораньше, все могло быть еще краше в плане авиарасходов. После нескольких часов мучений с параллельным бронированием билетов на 2 сайтах одновременно, я стал счастливым их обладателем и приготовился к долгому ожиданию.

Получение визы в Индию (транзитная отпадала по причине срока путешествия большего, чем 15 дней, почему и пришлось брать туристскую с 2-кратным въездом) не составило никакого труда, за исключением нудной поездки в Астану в посольство и расходов в размере около 10000 тенге на все, включая жрачку в уйгурском ресторане и пиво по поводу сдачи документов. Забирали паспорта не сами, а хорошая знакомая по  доверенности. Проблем не возникло.

Как обычно в нашей родине доставляет покупка железнодорожных билетов. Поэтому, дабы не попасть впросак, я 1 декабря заскочил на вокзал и прикупил билетик до Алматы, причем взял последний (!) купейный билет на 28 число. Впоследствии оказалось, что нас в четырехместном купе ехало двое, и мой попутчик тоже взял последний билет. Что тут скажешь? Привет КазахстанТемирЖолы. Бог простит.

Собираясь в дорогу, долго думал, что взять. В результате остановился на 2 рюкзаках, 60- и 20-литровом, которые и были забиты спальным мешком (не пригодился, можно не везти, если нет треккинга и схожих приключений), чистыми носками-трусами-футболками, всевозможными электродивайсами, предметами гигиены, аптечкой, запасными штанами, туфлями и резиновыми тапками (горные ботинки были на мне), и еще какой-то ерундой типа шоколадок, майонеза для Витальки и т.п.

Пришло время трогаться. И я, заботливо усаженный в поезд родителями, отбыл, чтобы получить впечатлений по максимуму.

Но все по порядку. Медленно и неторопливо.

Часть 1. Наш паровоз вперед летит...

Поездка на поезде никаких неприятных впечатлений не оставила, за исключением сильного сквозняка, бо ехали мы в последнем купе, а все население нашего вагона родилось, по-видимому, в юртах и забывало закрывать двери. Так что иногда в купе залетал еще и туалетный газок вкупе с хлопающими дверями и соответствующими звуками за закрытой дверью туалета.

Прибытие на вокзал особых проблем не доставило. Оставляешь вещи в камере хранения и топай на все 4 стороны. Сразу хочу отметить, что питаться на вокзале Алматы-1 лучше на 2 этаже, чем в подвальных заведениях: и выбор побогаче, и цены пониже. Пошатавшись по вокзалу и прилежащим к нему территориям и выяснив, что до аэропорта идет 106 автобус, я взял свои шмотки, прошел около 150 метров до перекрестка и сел на означенный автобус, который отправляется в сторону аэропорта с юго-восточного квадранта перекрестка и едет туда около 40-50 минут в зависимости от интенсивности трафика. Выгружает автобус пассажиров, сильно не доехав до аэропорта, поэтому приготовьтесь еще минут 10 топать с полным багажом на себе, но ради экономии на такси можно и потерпеть, и потратить сэкономленное на чай, кофе и прочую снедь в аэропорту.

Вылет из Алматы был отложен. Массовая погодоненавистническая и авиакомпаниеборческая истерия добралась и до наших пенат, и вылилась в длительное ожидание, утомленные лица и дикую популярность дорогущих аэропортовских буфетов, а также постоянные и бесконечные вопросы о том, когда же, ну когда?! Например, Москва не могла улететь около суток или более, Уральск не мог стартовать часов 10 на момент моего появления в аэропорту. Так что оставалось надеяться, что в Дели погодка сгодится для нормальной посадки.

Лететь через Дели было страшновато. И дело даже не в том, что я опасался каких-то конкретных обстоятельств типа надувательства, краж или повышенной террористической опасности. Нет. Просто Дели всегда представлялся каким-то средоточием всего самого непонятного и труднообъяснимого с позиции обычной логики экс-хомо советикуса. А учитывая печальный опыт наземного передвижения по Индии в далеком уже теперь 2004 году, все становилось совсем непредсказуемым. Впрочем, обнадеживающие новости о том, что у аэропорта Дели есть еще и новый 3 терминал, который ввели в действие в начале 2010 года, здорово поднимали настроение и настраивали на реализацию возможностей нормального ожидания утреннего вылета в Непал.

Вылетали мы из Алматы с опозданием где-то около часа. И связано это было, кажется, с тем, что с нами одновременно летел московский рейс на Шереметьево, где его согласились принять, а на всю регистрацию как обычно отдали 4 стойки. В самом самолете все было пристойно. ЭйрАстана, как всегда, поила вином и пивом, и предлагала, в том числе, невегетарианскую пищу, хотя все индусы трескали именно пресловутый «ведж». Выдавали и теплые носки, и повязку на глаза, и даже зубную щетку с пастой. И все время на мониторах показывали, где мы пролетаем. Так что можно сказать, пролет прошел приятно, за исключением того, что индусы, между которыми я сидел, не соизволили снять своих пуховиков, что затрудняло процесс приема пищи, но я сдюжил и это.

Впрочем, сидение на 5 точке не показалось особенно долгим, и в районе полуночи я уже был в Дели. Предупрежденный о гигантских размерах аэропорта, я сразу же пробрался из прилетов в зал для посетителей, который на втором этаже, там же, где и вылеты. Но меня туда сразу не пустили, поскольку пускать начинают не ранее 5 часов до отлета. Так что пришлось посидеть на свежем воздухе. Благо, сразу же на выходе из этого же зала на бордюрчике покуривал мужик, очень похожий на нашего, коим он и оказался. В итоге с Геной-одесситом мы коротали бессонную ночь, болтая и делясь впечатлениями от всего на свете, о чем только могут говорить два случайно встретившихся человека в очень чужой и совершенно отличной от наших стран стране.

Наши рейсы дружно задерживались. Его рейс по причине поганой погоды в Киеве, мой – по совершенно непонятным на тот момент причинам. Поэтому пришлось ждать. Очень долго. В итоге он вылетел в 9 вместо половины 6-го, а я в 10.30 вместо 7.30.

Лететь бюджетной авиакомпанией, коей оказался СпайсДжет, удовольствие ниже среднего. Толпа народу, все время шум и гам, еда и напитки на борту платные (благо лететь было всего час двадцать), время вылета постоянно переносится. А уж сколько мы дали кругов перед посадкой в Катманду, не буду даже и пытаться сосчитать. Зато я сидел у окна, и виды на горы были превосходнейшие, просто сказка. Пилот обязательно делает на подлете хотя бы один круг, чтобы все пассажиры увидели Эверест, так что такое кружение было даже на пользу где-то, если б не сильное желание помыться и в койку.

В итоге сели благополучно. Аэропорт Трибхуван очень смешной, с отделкой из деревянных элементов и зеркал, что производит странное впечатление смеси старого вокзала и театра, но все процедуры быстры, и очереди рассасываются быстро. Необходимо заполнить анкету, иммиграционную карту и приготовить 40 долларов без сдачи, и виза в паспорте ваша. Меня встречали, так что проблем не было никаких. Виталька и Ленка подхватили меня с багажом и погрузили в предоплаченное (pre-paid) такси, которое обошлось в 500 рупий (1000 тенге примерно или 7 долларов) и отвезло нас в наш штаб, в который мы превратили на все время путешествия милый сердцу «Як», который уже не работает как гостиница и делает исключение только для тех, кто еще помнит, что здесь можно снять номер, или для тех, кого здесь помнят. У нас сошлись оба момента, и после моего душа, в обед мы уже наворачивали вкуснейшую еду, о которой речь пойдет ниже.

Краткие советы. Не пытайтесь провезти зажигалки и спички: отбирают. В делийском аэропорту их купить нельзя, а курилки – только после прохождения таможни. Невегетарианская еда представлена только курятиной, к тому же невнятного вкуса, остальное вызывает вполне понятные сомнения. Аэропорт полностью контролируется армией, даже джипы с пулеметами стоят, просьба не пугаться. Все время все переносится: то стойки регистрации, то гейты, надо быть готовым ко всему и смотреть на табло вылетов в оба. Мой гейт переносили 3 раза (!).

Часть 2. Как? Вы не были на Таити?!

Ну и, как говорится, понеслась душа в рай. Повисев друг на друге в приветственных объятьях, кратко и емко обматерив работников авиакомпаний и аэропортов, мы устремились на встречу с прекрасным, что для меня выражалось в необходимости помыться, переодеться и сесть за стол. По прилету стало понятно, что все трое оказались больными: сопли текли рекой, обильные разговоры не способствовали прекращению кашля, а температурный режим оставлял желать понижения. Видимо, на нас с Ленкой сказался напряженный предотъездный график работ по завершению всех грёбаных дел. И, когда попустило, накопленные болячки дали о себе знать. Впрочем, обошлось без тяжелых последствий, дня через три уже все было нормально. А пока меня ждал сиззлер из буйвола, тунгба и прочие гастрономические радости жизни.

Сам по себе Катманду ничем особенным не отметился за исключением подросших цен и регулярного отключения электричества, поскольку была зима, и гидроэлектростанции работали в режиме ограниченного речного стока. Тем не менее, жизнь это портило не сильно, ибо график отключения был известен всем и каждому, а на время отключения каждое уважающее себя учреждение запускало дизель, чем неизменно вызывало благодарность и прилив клиентов, ибо темнеет в Катманду рано и клинически скоротечно.

На первое время в Катманду были запланированы: посещение Сваямбунатха (он же Обезьяний храм); городка в окрестностях - Киртипура, который славен тем, что являлся в давние времена своеобразным КПП в долину Катманду, а также Патана – одного из трех городов, образовавших современный Катманду. Ну и, естественно, легкий, необременительный шоппинг с отягчающими, в виде бесконечного обжорства и пьянства в прекрасных барах, кафешках и ресторанчиках милого сердцу города. В итоге за пару предновогодних дней мой багаж значительно пополнился прелестной местной мануфактурой в виде штанов и рубах и картами всех мастей. И это не считая флисовой двусторонней куртки, из которой я потом не вылезал и всюду таскал с собой, поскольку утром и вечером все же было достаточно холодно.

Новый год мы встретили в ирландском пабе, который случайно встретили по дороге, и где в новогоднюю ночь должна была играть местная рок-банда. Ирландия в сочетании с англоязычным роком предопределили выбор. Мы оставили 1000 рупий задатка за столик и были таковы. Принципиально этот бар не сильно отличался от принятого у нас. Правда, из всего ирландского там оказался только дорогой баночный гиннесс и пара зеленых флагов. Но музыка была хороша. Только до самого Нового года мы еле досидели, поскольку приперлись значительно раньше, в районе восьми. Зато вдоволь налюбовались публикой: и местными, и заезжими. Особенно весело было смотреть на интернациональную компанию из европейского вида укурков и местных самочек, выдававших себя за золотую молодежь, но мы-то с вами знаем… В итоге мы, наконец-то, выпили свою бутылку французского шампанского (кстати, единственную на весь паб) и, пошатываясь от разнообразия выпитых напитков, отбыли в направлении отеля.

Пошарахавшись по Тамелю день-другой и оставив в его торгово-питательно-развлекательных заведениях кучу денег на приятные мелочи и совершенно необходимые покупки, мы приступили в обзору достопримечательностей. В Сваямбунатх мы решили сходить пешком, благо ходу там всего около часа, к тому же Виталик всерьез озаботился проблемой бесплатного попадания внутрь, для чего нужно было пройти через определенные ворота. Сумма не представлялась хоть сколь-нибудь критичной, но, как говорится, «отец Федор взалкал», а отступать перед трудностями мы не привыкли.

Проникнув на халяву в храм, мы активно занялись фотографированием себя, флоры, фауны и окрестностей, благо храм находится на горе, и с него открываются хорошие панорамы Катманду. Храм не зря называется Обезьяньим, эти твари там разгуливают совершенно свободно, клянча, крадя и нагло вырывая из рук посетителей жратву и напитки. Стало довольно страшно, когда одна из макак напала на Ленку, пытаясь забрать у нее бутылку с колой. Виталик проявил настоящее мужество и пнул наглую скотину пару раз, отучив ее нападать на ни в чем не повинных туристов минут на 30.

Проскочив таким образом первый уровень квеста, мы засыпались на втором, попав в руки контролера, настойчиво требовавшего оплаты. Увы, пришлось сделать удивленные морды и, поохав собственной «рассеянности и незнанию особенностей проникновения в храм», расстаться с деньгами. Осмотр храма мы продолжили в режиме полного доступа и до полной усрачки, ибо деньги потрачены, и теперь надо получить полный комплекс услуг. Провели мы в храме в итоге часа три, посмотрели и на группы местных умильно собранных в группы малявок-первоклассников на экскурсиях, и на жертвоприношения, и на сувениры. Попытались понять, где находится секретный подземный ход, которым пользовались, в том числе, и короли, но не смогли. Спуск из храма был более приятен, чем подъем, но в целом не менее живописен. В итоге, счастливые и довольные, мы опять погрузились в сладостный мир местной кулинарии.

После обеда мы направились прямиком на Дворцовую площадь, где застали чрезвычайное оживление, состоявшее из повсеместной продажи всего подряд, перемещающихся по площади в огромном количестве веломотоциклистов и пешеходов из числа аборигенов и бледнолицых. Так что сразу же решили забраться повыше на один из храмов, чтобы нам просто-напросто не отдавили ноги.

После посещения площади мы отправились в чайную лавку, в которой отовариваются в основном местные, поскольку она в стороне от клинических туристских маршрутов. Преимуществом этой лавки было то, что весь чай там не был заранее расфасован, а продавался на вес, и хранился в больших металлических флягах. Чаю там было самого разного не меряно. Мы перенюхали и осмотрели все возможные сорта, в результате чего купили Илам для ежедневных чаепитий, а я взял 2 килограмма чая (кило черного одуряющее вкусного индийского дарджилинга (1200 рупий) и кило (в пяти упаковках по 200 граммов) белых игл на сувениры за 4000 рупий).

На следующий день мы пошли в Киртипур. Долгая дорога с лихвой окупилась просмотром местных достопримечательностей. Очередная королевская площадь, буддийский храм в месте катастрофы самолеты с туристами из Таиланда, большая кирпичная буддийская ступа 17 века, пустынная в виду отсутствия актуального празднества, а также комплекс индуистских храмов. Именно в Киртипуре находится одна из важных святынь индуистов – алтарь в форме рожающей ребенка женщины, к которому съезжаются отовсюду не могущие забеременеть дамы всех возрастов для приношений в целях обрести наконец счастье материнства.

Кстати, там же в Киртипуре я увидел свой первый храм Вишну, обильно украшенный деревянной резьбы картинками со сценами откровенно порнографического содержания. Где-то даже остались фотографии с индивидуальными, парными, а также и групповыми показательными выступлениями местного населения или местных же богов.

Очень, к слову, показательный пример переплетения культурных особенностей восприятия сексуальной жизни и божественного в повседневном и культурно-историческом наследии, а также наглядная демонстрация подрастающему поколению что, как, куда и с кем. В результате чего полностью отсутствует дебильная ханжеская точка зрения на попытки ввести сексуальное воспитание у нас в школах «мол, не позволим калечить незрелую психику детей сексом»: малышня с самого раннего возраста итак знает, чем занимаются папы и мамы и откуда берутся дети, а родители, соответственно, совершенно спокойны и не испытывают проблем с идиотскими рассказами о пчелках и их причиндалах.

Из Киртипура мы пешком отправились в сравнительно недолгий путь до Патана, где расположена третья по значимости королевская площадь Катманду с соответствующим набором ритуальных учреждений и построек. Корплощадь Патана показалась несколько мрачной и довольно неудобной, но в целом очень красивой и довольно сильно отличающейся от аналога в Катманду. Во-первых, здесь было больше интересной и красивой резьбы по камню, и, во вторых, в большем количестве использовались разнообразные статуи и элементы декора с позолотой, а то может и вообще из золота (например, вход в дворец очень показателей в этом плане).

В этот раз мы попали на площадь бесплатно, насмотрелись всего вдоволь, нафотографировались вусмерть, и только потом были выловлены не слишком бдительными контролерами. Сделав морды кирпичом  и сказав что-то типа «ничего не знаем, пришли вон оттуда (взмах рукой в неопределенном направлении), а там никакой кассы не было, и вообще мы уже уходим», мы покинули площадь и отправились в путешествие по ювелирным лавкам Патана в поисках серебряных монет для Виталькиной коллекции, на продажу  и на сувениры. Но что-то видимо цены были ого-го, а ассортимент хреновастеньким, так что Виталька ничего и не купил.

И мы, опять же пешком, отправились в Катманду. Причем нам надо было на самый крупный бас-парк, который расположен на северной дуге ККАДа, что не добавило нам хорошего настроения. К тому же благополучно погас свет, и мы впотьмах прочапали почти весь Катманду, чтобы в итоге в единственной открытой на тот момент кассе для ночных автобусов узнать, что приходить за билетами нужно завтра к отправлению автобусов, бо сегодня ничего на завтра купить нельзя. Уставшие и, поэтому немного злые, мы вернулись в отель и начали собирать свои вещи, чтобы завтра утром отправиться в блаженную Покхару.

Часть 3. Где-то есть город тихий как сон…

Если в Непале надо куда-нибудь попасть на автобусе, то лучше с этим не затягивать, поскольку продолжительность поездки предсказать невозможно, и она может внезапно увеличиться с нормальных пяти часов до, скажем, семи, в зависимости от степени наполненности автобуса на бас-парке, входов и выходов пассажиров по пути следования и тому подобных мелочей. Вот и мы встали пораньше и поперлись на главную автостанцию в надежде получить нормальный автобус. Да уж. Сели мы в автобус, который уже выехал с автостанции, но остановился прямо на повороте с нее и терпеливо собирал пассажиров. Мы, конечно, воспользовались оказией и сели, заплатив по 350 рупий с морды. Вернее, почти встали часика на полтора, с неудобством расположившись в потрепанном скотовозе, гордо называющимся Покхара-экспресс. Как потом объяснял Виталька, то, чем мы обычно передвигаемся по Непалу, называют экспрессами, и они едут сравнительно быстро, поскольку есть какие-то совсем дремучие телеги, еще медленнее, еще дешевле, еще менее комфортабельные (хотя куда уж менее, если задуматься).

В общем, наконец-то выбравшись из города, мы довольно бодро рванули по склонам ущелий в направлении Покхары. Сделав перерыв на бранч из даал-бата, мы впервые позволили себе хоть как-то размять ноги, потому как я, например, решительно не помещаюсь в стандартное для этой модели автобуса расстояние между креслами (единственное спасение – сесть у прохода и выставить ноги в него). Пока наши водители-кондукторы развлекались нехитрой трапезой из риса, бобов и карри, я ходил и курил, бо следующая возможность сделать это представилась совсем не скоро.

Все начало дороги я слушал свою собственную замечательную подборку музыки и был практически этим очень доволен, как случилось непоправимое: кондуктор снизошел до пассажиров и включил очередной болливудский блокбастер, изобилующий ненатуральными трюками, слезоточивыми историями, смазливыми героями и невыносимо громкими звуками, которые вкупе заставили меня сложить оружие и отложить попытки расслышать в плеере хоть что-то даже на максимальной громкости до лучших времен.

Мальчик, сидящий по соседству, периодически и также на приличной громкости подпевал главный героям обозначенного чуда синематографа. Спорадически, в перерывах между номерами индийского ансамбля песни и пляски, этот вьюнош печального образа на непередаваемом английском пытался вести со мною светскую беседу. Мол, откуда я, да чем занимаюсь, да что делаю в Непале, а как это – жить в Казахстане, оу май гад, майнус твенти и тому подобный словесный понос. Я же в свою очередь постарался мобилизовать свои убогие возможности в сфере английского языкознания и поддерживать заведенный конверсейшн ровно в той степени, в которой это было необходимо, чтобы от меня поскорее отстали. В конечном итоге, наш обоюдопоганый английский все же дал о себе знать, и беседа, под вопли индийских актеров, заглохла как жигули в тундре.

Впрочем, чем ближе мы подъезжали к Покхаре, тем меньше народу оставалось в автобусе. После Горхи и еще парочки мест в автобусе стало совсем прилично (во всяком случае, пассажиры из прохода свалили, и даже образовалась пара пустых кресел, в том числе одно возле меня), а автобус пошел быстрее. И все же пара инцидентов случилась: первый заключался в том, что ребенка на заднем сидении стошнило по большей части в проход, по меньшей части – на Виталькин рюкзак и мои башмаки (отмывал я эту блевотину окончательно уже в Караганде), а также какая-то сука сперла нашу бутылку воды, которую мы предусмотрительно купили и положили на багажную полку. Ну да хрен с ней, было отнюдь не жарко, так что жажды особой не испытали.

Прибытие на бас-парк – всегда праздник. Просто хотя бы потому, что можно наконец-то встать и уже походить. И мы пошли. До Лейк-сайда от автостанции прилично, но желание получить кровать и пойти уже куда-то пожрать было гораздо сильнее общей утомленности дорогой. Отель, в который мы шли, ознаменовал себя тем, что понравился Витальке и Ленке в их прошлый приезд атмосферой и красивой лужайкой. На этом достоинства отеля практически и исчерпывались, за исключением того, что комнаты были дешевы, а расстояние до приятных местечек и магазинов сравнительно небольшим.

Справедливости ради также стоит отметить, что ближе к концу пребывания мы сменили отель (взяли 1 трехместный номер за 800 рупий в сутки в отеле по соседству). Невозможно было более выносить практически полное отсутствие электричества, а тратить драгоценное время, подкарауливая момент, когда можно воткнуть вилку в розетку, чтобы зарядить хоть один дивайс, мы не могли себе позволить.

Побросав шмотье и прочий скарб, мы рванули питаться. И вот тут, надо сказать, случилось самое приятное в этот день – биф-стэйк, наверное, лучший в моей гастрономической практике, причем – ever, как сказали бы даже стейколюбивые англичане. В общем, стэйк за 300 рупий таял во рту, я таял от нахлынувших приятных эмоций, и все вокруг таяли от Never Ending Peace And Love. Ну и, разумеется, я не удержался и потребовал сходить в немецкую кондитерскую и купить себе яблочный штрудель, по которому так тосковал в Караганде и до которого дорвался по приезде в Покхару, где, по всей видимости, проживает множество благословенных любителей немецкой выпечки.

Вечер мы втроем провели на веранде отеля «Ecolodge», распивая алкогольные напитки разной степени крепости. Сначала прикончили  бутылку вина, привезенную нашим другом Пашей из Украины. Естественно, оказалось недостаточно. Так что пришлось бежать в магазин, где был прикуплен местный восхитительный джин «Blue Ribond», а также сок личей, который в сочетании с джином мне показался вполне приемлемым, а вот Виталька крутил носом и выражал некоторое неудовольствие. Но посидели приятно, даже несмотря на естественное к вечеру похолодание. Хуже пришлось ночью. Гораздо хуже. В условиях отсутствия электричества, а также дикого холода пришлось выползать из под одеяла, судорожно искать шмотье и бежать сливать выпитое вечером. Но приключение на то и есть приключение, что оно требует преодоления препятствий.

Утро принесло дополнительных мелких пакостей в виде отсутствующей в принципе горячей воды, которая в отличие от Катманду в этом отеле не подогревалась с помощью электричества в виду отсутствия оного. Поэтому оставив мысли о помывке до лучших времен, а именно до полудня, я пробежался по Лейк-сайду в гордом одиночестве, так как ребята затеяли то занятие, ради которого можно наплевать на все остальные, а участие доп.персон практически не требуется. Позже снова собравшись в кучку, мы совершили еще 2 налета – обеденный и вечерний – на Харбор-кафе с поочередным заказом теперь уже цыпы и рыбы. Как и говядина, пардон, буйволятина днем ранее, эти блюда также произвели неизгладимое впечатление на вкусовые рецепторы и вызвали стойкое желание поселиться на этой кухне.

Покхара – рай для шоппинга. Но надо помнить, что, как и везде на Востоке, магазины делятся на несколько типов.

Первый критерий классификации – желание продавцов объегорить покупателей. Так вот, есть магазины охренительно наглые, есть средней степени пакостности, а есть те, в которых покупаешь вожделенный товар уже после того, как купил все это в магазинах первых двух типов, поплевывая себе в бороду и на башмаки. Первые два типа магазинов дают определенный простор для того, чтобы поторговаться. А самые дешевые магазины практически не позволяют двигаться в цене, и можно в итоге получить скидку всего процентов на пять-семь, но в любом случае будет дешеле.

Второй критерий классификации – личная назойливость продавцов. Градация та же в принципе: полные мудаки, затем козлы разной степени паршивости, затем идет жалкая кучка вменяемых. Как правило, градации совпадают: степень мудаковатости продавца прямо пропорциональна дороговизне магазина.

Особняком, надо отдать должное, стоят магазины с фиксированными ценами. Их крайне мало, но они есть, и если вы на них натыкаетесь, внимательно изучайте цены. Что-то может быть сильно дороже, а что-то сильно дешевле. Фиксированные цены всегда есть в книжных лавках, магазинах с гурховским снаряжением, некоторых ювелирных магазинах, сувенирных лавках при базовых достопримечательностях, а равно в так называемых супермаркетах.

А теперь снова к повествованию. Так вот, вспоминать все это после длительного отсутствия в Непале было очень тяжело. Разумеется, была куплена куча всякого товара в идиотских магазинах, прежде чем были обнаружены магазины, в которых это все стоило гроши.

Очень памятна сцена покупки Ленкой бус из камней и бижутерии. Магазин только-только открылся, и хозяин продавал свой товар практически по бросовым ценам. Бриллиантовый дым нас закружил в одночасье, как Кису Воробьянинова, и не отпускал, пока Ленка не потратила в этом магазине порядка 100 долларов, набрав каждой твари по дюжине. Отпустило, когда кончились деньги, и пришло понимание того, что эти несколько килограммов бусиков теперь придется переть на горбу через таможню с возможной перспективой обложения: бус – таможенными пошлинами, а себя любимых – матами. Я в этом магазине уже ничего не покупал, поскольку купил все раньше, переплатив по 100 рупий за каждые бусы, и теперь стоял и плевал (см. выше куда именно).

Нега, разлитая щедрой рукой индуистских богов по Покхаре, периодически забрасывала нас в ночные заведения, где за небольшие в сущности деньги мы пробовали бесчисленные коктейли. Фотографии меню этих питейных заведений хранятся у Витальки, и именно он теперь может детально рассказать, какие именно коктейли мы принимали на грудь. Помнится, что народ очень сильно впечатлялся Пиной Коладой, а вот так называемые шутеры оказались совсем не комильфо. С ног они могут свалить только тех, кто не вовлечен в русско-советскую ортодоксальную церковь питейную культуру. Мы, точнее я, попробовав пару шутеров, вернулся к проверенным коктейлям и пиву, благо цена та же, но коктейли объемнее, что уж говорить о пиве. Опять же, распробовав единожды джин, мы уже не могли остановиться в его потреблении, поскольку цена бутылки 0,5 литра сопоставима по цене в 2-3 бутылками пива. А отсюда сами знаете какой вывод.

Помимо попинывая абстрактных мужских половых органов, мы занялись кипучей деятельностью по пешему исследованию окрестностей Покхары.

Для начала мы совершили поход на Сарангкот, который является главным пунктом для фотографирования роскошного хребта Аннапурна Химал. Туда мы поехали на такси, заплатили по 25 рупий за вход и немного, около получаса, шли на смотровую площадку пешком. Да уж, 2 часа наслаждения роскошнейшими видами шести-, семи- и восьмитысячников, объятых буранами от очень сильно ветра, как будто каждая из гор была вулканом, извергающим не лаву, но снег. Фотографирования во всех возможных ракурсах и сочетаниях немного напомнили Кама Сутру, но привели нас в восторг до такой степени, что мы с радостью согласились повторить давешний фотографический марафон уже в рамках легкой групповушки с участием компании аборигенов неопределенного возраста от 16 до 35 лет (ну правда, хрен разберешь) и их телефонов, на которые они и пытались запечатлеть себя,  горные красоты и нас, красавчиков, в различных позах, пардон, вариантах.

Обратный путь мы решили сделать экспериментальным, благо идти было вниз, и мы пошли. Виталик сказал, что «…тропинки есть, есть однозначно, вот же они и на картах нарисованы». Мы с Ленкой, поддавшись на уговоры, согласились. Поначалу было все понятно и прозрачно. Мы топали по проезжей дороге для джипов, которые возят парапланеристов на Сарангкот, поскольку именно оттуда имеет смысл рассматривать не только все четыре Аннапурны сотоварищи, но также и саму Покхару и районы, ее окружающие. Наблюдая и фотографируя взлеты этих ребят, мы свернули в какие-то джунгли, пропахали все местные террасные огороды, напоролись на затерянные домишки, но все-таки набрели на приличную мощеную тропинку и благополучно спустились сначала в пригородную деревушку, а уж оттуда плавно дошкандыбали, постанывая и поскрипывая, до отеля, потому что ноги с непривычки уже отказывались не только ходить, но и просто поддерживать туловище вертикально. Опять же вкуснючая жратва и прохладительные напитки. В тот раз мы решили пожрать в забегаловке для местных на маленьком бас-парке, куда приезжают молящиеся, чтобы попасть в храм, который расположен на острове посередине озера. Ленка с Виталькой ели мо-мо с бульоном, а я – ведж-чомень. Было очень остро, но очень вкусно.

Кстати, о расписывании достоинств кухни. Как-то в один из дней я съел ведж-омлет, или омлет с травой шпината, лука и еще чего-то. И случилось то, чего больше всего боятся все путешественники: кирпич в желудке превратился в изнурительную рвоту с отягчающими обстоятельствами в виде одновременного поноса. Крайне занимательно. Но марганцовка сделала свое дело. Веселее (или печальнее) было другое. Я сбежал блевать, заказав и не съев свой стэйк, доверчиво завещав его Виталику. Он, разумеется, стрескал его в дополнение к своему, так что утром, оклемавшийся я имел возможность наблюдать уже теперь блюющего вдаль Виталика. А отсюда вывод: обжорство все-таки может довести до временной кондрашки, особенно если оно связано с реальным пережором или немытыми овощами и непрожаренными яйцами. Крепитесь, господа, и не забываем марганцовку и левомецитин.

Ближе к концу посещения Покхары мы не могли не посетить гору, на которой расположена Пагода Мира во всем Мире, как перевел ее название Виталька. Взяв лодку, мы проплыли по озеру, насладившись прохладой, и, пройдя пешком что-то около часа, взобрались на еще одну господствующую над Покхарой высоту. Там, в принципе, делать особо нечего, кроме того, что можно было опять-таки пофотографировать горы, но в тот день в горах была очень сильная буря. Было очень хорошо видно бурю, но никак не горы. Это и предопределило последовательность наших дальнейших действий. Отдохнув и позагорав, мы плавно перебрались на руф-топ-ресторан расположенной рядом лоджии и принялись уплетать чомени и мо-мо, запивая их пивом, с благословенным видом на прекрасную и расслабленную Покхару.

Беседа в основном вращалась вокруг того, где взять миллион долларов и как поприятнее его просрать, попутно осуществляя какую-нибудь необременительную общественно полезную деятельность. Наши беседы были в один момент прерваны спикировавшим в озеро парапланеристом, который никак не мог совладать с воздушными потоками. Какова его судьба, мы не знаем. Надеюсь, он выжил. Обратный путь в Покхару был таким же: спуск на своих двоих, а потом лодка. Очень романтично получилось погулять.

Вечером перед отъездом оставалось только одно дело: сходить к веселой, всегда улыбающейся продавщице конопляно-пенькового магазина за заказанной мною второй парой конопляных вьетнамок. Первая пара была куплена парой дней раньше за 850 рупий, но это были всего одни тапки, а я же хотел 2-3 пары (кстати, Ленка тоже купила и осталась довольна, поскольку там же и начала их носить). Тапки мне не сделали, и я, немного расстроенный, принял решение поискать такие тапки в Катманду, но уже после того, как мы вернулись бы туда из Саурахи.

Вечером последнего дня мы выпили местного рома с колой, немного поболтали, посмотрели очередные серии Теории большого взрыва (мы как-то не сговариваясь сфанатели с этого сериала, а с моей легкой руки я в Ленкином телефоне числюсь как Шелдон, Ленка в моем – как Пенни. Кто из нас Леонард, я думаю, объяснять не надо) и собрали разросшийся скарб для наступления на Саураху, коя открывает посетителям возможности погружения в Королевский национальный парк Читван.
Но это уже другая история. В смысле чуть ниже.

Часть 4. Сафари-лайт.

Погода даже не шептала, орала: «Займи, но выпей!» Было пасмурно, как-то неприятно сыро. Мы, хмурые и не выспавшиеся, почапали на главный бас-парк Покхары и, о чудо, как раз успели на отправлявшийся до Саурахи «экспресс» (на самом деле автобус ехал мимо Саурахи до Бирганжа). Этот автобус был значительно комфортнее предыдущего просто уже потому, что расстояние между креслами (креслами, правда, это было лет 20 назад) было вполне приличным. Мы выбрали места таким образом, чтобы сесть у застекленных окон, которые всю оставшуюся дорогу закрывали, так как от дикой тряски они самопроизвольно открывались и обдавали нас потоками ледяного сквозняка.

Дорога была не такой уж тяжелой. Где-то перед Нараянгатом мы сделали очередной привал под моросящим противным дождем и побежали искать общественные сортиры и пить чай. Сортиром это сооружение язык поворачивается назвать только под дулом пистолета, гораздо приятнее было бы отправлять естественные потребности, стоя в муравейнике. Чай тоже был специфический. То количество специй, которое ушло на маленький стаканчик непальского чая за 10 рупий, можно было бы смело употребить на беспармак персон эдак на 100-150. И то все, наверное, орали бы, что охренеть как остро. Впрочем, по такой погоде гиперострый чай оказался как нельзя кстати, и мы основательно прогрелись.

И вот спустя какое-то время мы уже покатили по Нараянгату, кошмарному городу в смешанном индо-непальском стиле, ожидаемо переполненному людьми, поскольку в названии города четко и недвусмысленно наличествует корень «гат». Трасса превратилась в городскую улицу, запруженную настолько большим количеством хаотично перемещающихся транспорта и пешеходов, что стало не по себе.

Автобус остановился, кондуктор проорал, что уже Саураха (до нее еще надо было пилить 8 км в сторону от основной трассы), и мы оказались посреди обширного пустыря, где на нас набросилось сразу несколько представителей конкурирующих фирм, желающих заполучить некоторое количество наших денег. Победил невзрачный мужичок на открытом джипе, который сказал, что довезет нас до Саурахи всего по 30 рупий и поможет нам с поиском «отеля». Открытый джип в такую поганую погоду и на такой поганой дороге – удовольствие то еще, но это стало понятно уже в дороге. Пока мы ехали, на нас было вылито столько полезной информации, что мы как-то не сговариваясь решили, что обязательно будем кататься на слонах и каноэ, как только станет хоть немного теплее.

Доехали. Нас привезли в сравнительно приличный отель, в котором нам отвели половину бунгало в виде трехместного номера с персональным сортиром и душем. Территория была приличная, веранда своя со столиком и деревянными креслами, и мы временно расслабились. Самой большой проблемой в день приезда стало то, что мы очень долго не могли понять, где же собственно сама Саураха, и как до нее дойти пешком, потому как наш провожатый смылся, что-то неразборчиво пробурчав про «направо пойдешь…». Ну мы и пошли, блуждая и петляя в сгущающихся сумерках. Элементарно надо было найти места с недорогой жратвой и осмотреться относительно расположения базовых достопримечательностей, магазинов, обменников и тому подобных заведений. Поужинали в тот день мы уже в закрывавшемся ресторане, одном из двух базовых, отмеченных в путеводителях. Было вкусно, но упоминание в путеводителе, на наш взгляд, неоправданно завысило цены. А посему было решено облагодетельствовать заведения, предназначенные для более широкого круга более жадных жрущих.

Утро погодой не обрадовало, но дождя не было, и это настроило на позитивный лад и вселило надежду, что распогодится. Сообщили нашему провожатому-экскурсоводу-благодетелю, что хотим слонов, в смысле, кататься, и были таковы, отбыв в деревню менять деньги, ходить по магазинам и выяснять местный уровень цен на продукцию алкогольно-увеселительной промышленности.

Обедать решили в своем отеле, и это чуть не стоило нам прогулки на слонах. Ресторан нашего отеля в виду несезона особой популярностью не пользовался, но работал. Причем работал очень медленно. Заказанную мною курицу на гриле принесли аж через 45 минут, поскольку мы точно знаем, что после моего заказа ее, курицу бишь, побежали покупать. В итоге мне досталась нижняя левая четверть цыпы, чему я был несказанно рад (цена кстати оказалась вполне себе ничего, 200, кажется, рупий).

В обед тучи разошлись, и не хотевший ехать кататься на слонах Виталька переменил свое мнение (понять его можно, бо в пасмурную погоду приличных фотографий не сделаешь, тем более в джунглях). И вот в 3 пополудни мы отбыли к месту отправления слонов с экскурсантами (по штуке с морды: 500 за вход в национальный парк, 500 слону).

Слоностанция оказалась расположена минутах в 20 езды на восток от нашего отеля и представляла собой большую поляну на берегу реки, посреди которой стояло возвышение, рассчитанное на прием и погрузку-разгрузку одновременно 3 слонобусов. Слонобусы подходили задом к этому постаменту, и пассажиры могли, поупражнявшись в гимнастической ловкости и цирковом трюкачестве, сесть на слона или слезть с него. Сам слонобус – четырехместный экипаж, состоящий собственно из слона, погонщика слона, сидящего на слоновьей шее, и маленького загончика на слоновьей же спине, рассчитанного на прием 4 пассажиров не очень крупной комплекции, которые рассаживаются по углам этой хреновины, свесив ноги по обе стороны от угла. В итоге Виталька сел на один слонобус, мы с Ленкой на другой, чтобы можно было фотографировать друг друга. Компанию нам составило жизнерадостное местное население в количестве 9 экземпляров (слонобусы ходят караваном по 3 штуки).

Приколы начались уже в момент отправления, поскольку слонам предстояло пересечь речку, неглубокое русло которой являлось границей буферной зоны парка. И вот когда слон шагнул в речку, стало понятно, что ему, собственно, глубоко начихать на тех, кто едет на нем, ибо по другому он эту речку перейти не может. Нас сильно накренило вперед, и это вызвало страх и ржач, поскольку мою фразу к слону: «Солнышко, ставь уже скорее туда и другие ноги» – обогащал такой набор интонаций, что даже местные засмеялись.

А потом мы вошли в джунгли. Теперь я знаю, как они выглядят. И знаю, что этот вид – вид сверху, со слона. Если идти понизу, то заблудиться можно в двух кустах, потому как высота только травы и кустарника достигает метров шести и скрывает слонов с пассажирами полностью. Впрочем, несмотря на то, что был сухой сезон, джунгли выглядели вполне прилично и зелено: какие-то цветочки цвели и пахли, а различная живность шевелилась то тут, то там.

Из наиболее типичных представителей фауны нами были встречены а) пара носорогов, мирно обедавших и позировавших нам с таким видом, будто они это делают каждый носорогобожий день (из-за их медлительности фото получились вполне сносными); б) самец местного лесного оленя, маленький, сука, пугливый, скакал быстро, сволочь, сфотографировать себя толком не дал; в) павлины в количестве 2 штук, самцы (потому что их видно, и потому что их там как грязи, а хуле, обычные курицы, только покрасивее). Но самое главное, что все это было увидено не в зоопарке, а в обычных условиях обитания и очень близко к человеческим жилищам.

Наш слон в это время жил своей обычной слоновьей жизнью. Хватал хоботом траву и ветки и спокойненько закусывал по ходу, валил тоненькие деревья, если они ему мешали идти, перекрикивался с двумя другими слонами, и время от времени унавоживал почву. Погонщик оказался профессионалом своего дела, и слон беспрекословно слушался его, в результате чего мы живые, здоровые и довольные через полтора часа прогулки благополучно вернулись на слоностанцию, где еще вдоволь нафотографировались со слонами и на фоне слонов. Виталька ругался и выражал недовольство жесткостью подвески слонобуса, в результате чего камера тряслась, и фотографий хороших получилось мало. Мы же с Ленкой были счастливы, как слоны после трехведерной клизмы.

Ужинали мы в Саурахе, по пути понаблюдав, как слонов с работ по катанию туристов и повалке леса перегоняют на слонофермы, где они ночуют. В Саурахе вообще трафик прикольный. Помимо пешеходов, всевозможных авто- и мототранспортных средств, к уличному движению подключены слоны, верблюды, а также повозки, запряженные пони и ослами. Тоже, между прочим, экзотика.

На следующий день утро было таким же хреновеньким, но учитывая предыдущий день, мы безо всякого сомнения выразили нашему благодетелю пожелание относительно катания на каноэ, за что он взял с нас еще по 500 рупий (за вход в парк брать не стал, сказал, что вчерашние пермиты вполне сканают, он, дескать, договорится). При этом он сказал, что будет занят, а с нами поедет вот этот мальчик, и ткнул в одного из четырех работников отеля, и даже имя назвал. Мы были бы не мы, если бы запомнили, как выглядит оный юноша, и как его зовут. Потом маялись полдня, пытаясь вспомнить его внешность и имя.

До обеда мы решили поработать и разделились. Мы с Ленкой потопали выяснять условия проживания в других отелях для Виталькиного путеводителя, а он пошел осматривать музеи и выяснять прочую практическую информацию. Отели, в принципе, существуют для разных категорий посетителей. В сезоне 2010/2011 цена стартовала от 550 рупий за простенький номер типа нашего до 2500 рупий за номер со всеми удобствами, постоянной горячей водой и не отключаемым электричеством. Гостиниц много, и все они довольно стандартные, как по наличествующей территории, так и по внутреннему наполнению номеров. Так что ничего особенного мы там не увидели, пожрали в своем отеле (опять же примерно в течение часа), а затем, ведомые нарисовавшимся мальчиком, поехали на, представьте себе, маршрутке до места отправления каноэ.

Плыли мы по реке, которая отделяет парк от деревни. Речка довольна шустрая, и на ней очень много порогов, на которых основательно качает, но зато берега достаточно живописные. По дороге пытались сфотографировать выпей и цапель, но они оказывались быстрее нас, так что ни одной толковой фотки не получилось. Зато вдоволь нафотографировали одинокого крокодила, который грелся на солнышке на берегу реки и не порывался нас сожрать, видимо уже плотно закусив. В целом прогулка достаточно скоротечна, всего около часа, но приятна.

Выбравшись из лодки, мальчик-гид решил осчастливить нас информацией о том, что неподалеку пасется одинокий носорог, и мы выразили желание посмотреть на него поближе. Подошли к нему метров на 20, наверное. Виталька пытался сделать хороших фотографий, но заросли были дюже густыми, и носорог на фото выглядел фрагментарным. В итоге мы ушли несолоно хлебавши. Но мальчик и тут нас удивил, рассказав о ближайшей слоновьей ферме и наличии на ней новорожденного слоненка возрастом около полугода. Мы, разумеется, потопали туда, и имели наблюдать это чудо, гладить его, восхищаться им. Кормить нам его было нечем, к сожалению, мандаринов с собой не взяли. На этой же ферме жила очень старая слониха, аж 1947 года рождения, что тоже нас некоторым образом умилило.

Осмотр достопримечательностей окончился на берегу той же речки, но уже в самой Саурахе, роскошным закатом, наблюдаемым из-за столика ресторана с примечательным меню. Пицца там была ржачная. Такое ощущение, что взяли полкаравая хлеба, а сверху навалили огромных кусков колбасы (отвратительной, как и практически везде в мире), томатов и сыра. Съели стэйков как обычно, выпили чуток пива и пошли покупать традиционный уже джин с Маунтин Дью, чтобы отмыть предстоящий отъезд, который был запланирован с использованием в качестве средства передвижения уже теперь турист-баса. Эти автобусы обычно дороже (до столицы с нас взяли по 450 рупий), но и значительно лучше и комфортнее, и останавливаются они на перекур в местах, где качество питания несколько повыше, а сортиры оборудованы соответствующими устройствами.

Так все и получилось. Автобус оказался прекрасным, у нас тут частенько местные автобусы до того не дотягивают. Единственной проблемой оказался тот факт, что пока мы не выехали из Нараянгата, наш турист-бас функционировал в качестве обычной маршрутки, останавливаясь каждые 20 метров и подбирая желающих. В итоге даже в этом дорогом автобусе местные сидели в проходе на полу, и обычное ощущение нахождения в центре цыганского табора возродилось за считанные минуты.

И да, чуть не забыл о кратком, но интенсивном приобретении сувениров. В Саурахе реализовалась моя давняя, из первой поездки в Непал мечта о покупке пркрасного покрывала с вышитыми слонами различной расцветки. Такое покрывало в Катманду я видел только единожды и стоило оно аж 5000, а тут удалось оторвать всего за 1300. Плюс ко всему купил прекрасные каменные подставки под стаканы по 300 рупий, а также дешевую классную кепку из ткани, из которой местные шьют свои аутентичные головные уборы. Все местные потом в Катманду диву давались, где же это я раздобыл подобную прелесть.

Обратная дорога в Катманду – известная пытка. Пока из него выезжаешь – это одно, но вот возвращение… я так и не понял сколько именно времени мы потратили конкретно на въезд в столицу, потому что этот бесконечный серпантин подъема просто издевательски длинный. Жаль, конечно, что непальцы во главе с королем отказались в свое время от железных дорог, англичане им бы таких дорог настроили, закачаешься. Ну да теперь уж поздно. Все деньги уходят на поддержание в рабочем состоянии тех автомагистралей, что уже есть.

Катманду нас встретил просто сногсшибательными пробками и теплой и солнечной погодой. Оставалось не очень много дней отдыха впереди, и мы решили их использовать с максимальной эффективностью.

Часть 5. Гондор, гордые стены! Белоснежная Башня!

Возвращение из Саурахи было ознаменовано тем, что Ленке надо было уезжать через два дня, а мне – через четыре. И мы пустились во все тяжкие. Пользуясь тем, что Ленка все равно ходила перед отъездом только по магазинам, мы с Предводителем использовали этот шанс на всю катушку и тоже окунулись в сладостный мир ритуального шоппинга.

Начать с того, что я купил себе за 2500 рупий отличную прорезиненную непромокаемую куртку, а также еще одну двустороннюю флисовку, а также, следуя примеру Витали, полотенце из микрофирбы. Все это зарекомендовало себя с наилучшей стороны впоследствии в процессе использования. Также были куплены мелочи типа магнитов (50 рупий за 1 шт., но и покупал целых 20), атласов и карт (цены не помню), алкогольных напитков (ром, виски, джин 5-10 долларов за баттл), дополнительных штанов и рубах (200-250 рупий пер пис), футболок с аутентичными наклейками в виде мандалы и надписи «NEPAL» (по 350 рупий за штуку).

Отдельно стоит упомянуть, что в процессе мегашоппинга был найден магазин с конопляными товарами – рюкзаками, сумками, шляпами и, к моей огромной радости, тапками-вьетнамками. Была куплена долгожданная вторая пара тапок, и это счастье привалило меня суммой аж в 550 рупий. Усраться можно. Народ там тоже что-то покупал, уже и не помню, что именно, но кассу мы им сделали неплохую.

Отдельно стоит упомянуть гурховский магазин, в который мы забрели случайно, не зная что выбрать в подарок хорошему человеку Саше. Перебрали все имеющиеся варианты. Ножи подешевле были плохого качества. И, кстати, ножи хорошей стали вполне способны резать ножи из плохой. А на хорошую, если честно, было просто жалко денег, потому как почти 100 баксов, а это для Непала космические деньги. Специальная форма и украшательства также не подошли, а вот маоистский шлем пришелся очень даже кстати.

В какой-то определенный момент мы осознали, что разросшееся барахло уже просто некуда складывать, чтобы вывезти его на родину, а потому сильно озаботились покупкой вместительных, прочных и непромокаемых сумок. Таковые были найдены, но цену за них запросили непомерную 2500 рупий за штуку. В итоге, после торговли, матов, попыток уйти из магазина и прочих фокусов с обеих сторон мы отжали 2 роскошных сумки всего за 2100 рупий. Вот что значит несезон и сила мата. Таким образом, благодаря этой последней покупке наше шмотье благополучно нашло свое место в багаже, и можно было уже не переживать за его вывоз.

Кстати, еще один маленькая деталь. Мы в Непале не паковали вещи в аэропорту, а купили в хозтоварах двойной полиэтилен средней плотности и скотч, и спокойно сами все себе упаковали, не прибегая к услугам аэропортовских обдирал. Стоило это все копейки.

Ленку провожали рано утром на такси, а потом, когда она уже пошла на регистрацию, решили прогуляться пешком, так как идти в основном под гору, да и я ни разу не был в этой части города самостоятельно.

По пути в город мы прошли мимо Пашупатинатха – огромного ритуального комплекса, где осуществляются массовые сжигания умерших индуистов. Запашок стоял тот еще, а речка выглядела до крайности мерзкой, просто серая жижа какая-то. С другой стороны, Виталик для путеводителя выяснил кучу преполезнейшей информации о местном бас-парке и отправлениях с него..

Кроме того, сравнительно недалеко обнаружился еще и русский культурный центр, в котором, как мы выяснили позже, преподавали русский язык, но не очень качественно и силами местных преподавателей аж за 100 долларов, что как я уже писал для местных просто огромные деньги.

Ближе к центру нашли огромный свежеотстроенный молл с мультиплексом, кучей бутиков и, наконец-то, настоящим супермаркетом. Громкое имя – высокая честь. Все, что называлось супермаркетом в Тамеле, явно недотягивало до этого претенциозного названия, и вот наконец-то полное соответствие титула содержанию. Мы его добросовестно облазили, отметили для себя кучу полезных и недорогих вещей, даже прикупили кое-что по мелочи, типа шоколадок, салфеток и сигарет. Очень приятное осталось впечатление. Очень.

Напоследок остался Бактапур. Самая дальняя часть столицы, но, как говорили, самая живописная. Воспользовавшись информацией путеводителя, что в Бхактапур едут автобусы с определенного бас-парка, мы без проблем сели в автобус, заплатив по 50 рупий с лица, и отправились на осмотр. Шоссе привело нас в полный восторг. Мы сначала было подумали, что китайцы пробились с севера к столице и теперь возьмутся за Непал, засучив рукава, но в итоге оказалось, что просто-напросто японцы выделили денег на нормальное шоссе от Бактапура до Катманду. Ну да и то хлеб.

Сам Бактапур произвел белее чем приятное впечатление: достаточно чисто, зелено, много старины глубокой и не очень. И много-много всяческих объектов, достойных фотографирования. Не порадовал только вход: просили аж 1100 рупий (ну типа мы крутые, посему платите 15 баксов).

Сама королевская площадь, конечно, лучше чем в Катманду и точка. Остальные точки зрения по этому поводу меня не интересуют. Очень большое количество различных храмов, обладающих разной степенью святости: например, есть каменная статуя, которой молящиеся мажут разноцветной краской глаза и приносят цветы – просят зрения, или есть чистого золота священная статуя, к которой прикасаться имеют право только отдельные персоны из высоких каст.

Кстати, именно из Бактапура у меня большое количество хороших фотографий меня самого в разных ракурсах, в том числе и с пивасиком. Напоследок, так сказать.

Хорошее впечатление оставила и площадь гончаров, которая хоть и не велика по размеру, но вся заставлена и завешана милой сердцу керамической хренью, которую никто из нас везти сюда все равно не собирался, уж больно она хрупкая, зараза, хоть и клинически дешевая, из серии «все по доллару». Так что бери – не хочу, а потом ломай голову, как провозить через кучу границ.

Часть 6. А вместо сердца пламенный мотор…

Осторожно, пафос!

Начал было описывать, как Предводитель помог мне погрузиться в самолет, как сильно задержался вылет, и я не погулял по Дели, как я отмечал день рожденья на борту и в Алматы, и как я ехал домой, но потом подумал: «К черту! Хватит и введения». – И решил в заключение написать следующее.

Уно. Если вы когда-нибудь решите поехать в Непал и будете сомневаться в правильности своего решения, то ехать не стоит. Забудьте об этой мысли и этом решении навсегда. Поездка туда не терпит нерешительности, наматывания соплей на кулак, завышенных ожиданий и планомерности.

Секундо. Чтобы сказка получилась, эту самую сказку надо написать. Было очень страшно в далеком 2004 году спать в палатке посреди обширной тундры на высоте в 4200 метров, было очень страшно идти по району, обильно усыпанному повстанцами-маоистами, было очень страшно в этом году слышать новости о взрывах и всеобщих страйках, а уж как страшно подходить на 20 метров к дикому носорогу в джунглях… И заболеть какой-то тропической хворью страшно, и глистов привезти неизвестных науке страшно. Но…

Терцио. Если кто-нибудь спросит у меня, поеду ли я еще раз, я в любом состоянии, не моргнув и без запинки, отвечу «да!!». И смею вас уверить, что за базар отвечу.

© Дмитрий Улыбышев, 2011


 

©ОО ИГО 'АВАЛОН', 2005-2017
Перепечатка материала - только с указанием источника