Историко-географическое общество "АВАЛОН"
начало / дороги / Никогда не говори. Просто делай.
 

НИКОГДА НЕ ГОВОРИ. ПРОСТО ДЕЛАЙ.

Автор текста: Дмитрий Улыбышев
Страна: Непал
Период: 2017 год

 

Часть первая.

Дисклеймер: многабукав, селф-цензорд в том смысле, что, мол, Дима, большой уж мальчик, пиши без матюков. Так что, мысленно расставляйте матюки в удобных вам местах и произвольных количествах: переборщить у вас вряд ли получится ))

Итак-с, начнём с предтреккинга )) То есть с момента отбытия в аэропорт отправления до первого шага на тропу. Нет, не так. Надо с большой буквы, Тропу.

Основной рюкзак весил 24,5 килограмма… А ведь был ещё маленький, на 4,5 кило. В общем-то это всё, что нужно знать о погружении в самолёт в Караганде. Если бы не мысль о том, что часть этого барахла останется в Катманду, а часть будет разделена между мной и Виталькой, то поход представлялся бы очень проблематичной штукой.

За несколько дней перед полётом ЭйрАстана предложила повысить класс обслуживания на сегменте Алматы-Дели до бизнеса путём аукциона. Я поставил минимальные 60 баксов и, разумеется, получил желаемое, ибо на 24 места в бизнесе нас таких набралось всего 7 человек. Приятно, что скрывать, находится отдельно от остального человечества даже в очень замкнутом пространстве. Ухаживали хорошо: укутывали пледами, стелили белые скатёрки, беспрестанно предлагали чего-нибудь выпить, меню поинтереснее, кресло удобнее и прочие блага для переплативших. Короче, попробовать стоило, интересный экспириенс. Даже не знаю, улучшаться ли на обратном пути, всё ж таки довольно приличные деньги в условиях ограниченности ресурсов, блин.

Впрочем, долететь до Дели с ЭйрАстаной оказалось плюнуть и растереть: вылетели вовремя, никуда не опоздали, никого не ждали и не теряли. Проблемы начались в аэропорту Дели. В Индии у Актива нет роуминга, то есть сети, к которым можно было бы подключиться, есть, а подключения нет. Видимо Актив не считает необходимым заботиться о своих клиентах в Индии. Я знаю, что в Индии дебильные требования к подключению в мобильные сети, даже если ты покупаешь местную симку (в прошлый раз 2 дня ждали, пока местная заработает), но можно же обговорить моменты, и получай себе прибыль. Но нет, зачем это делать, там всего-то жалкие 5-10 тысяч казахстанцев бывает, разве ж тут капусты настрижёшь? Вы скажете: «Но ведь есть же вай-фай?! В чём проблема-то?» А проблема, мои маленькие друзья, заключается в том, что, чтобы подключиться к аэропортовскому вай-фаю и провести в общении ажно целых 45 минут в сутки, нужно ввести код подтверждения, который придёт как? Правильно, смской. Первый привет Активу. Слава богу, чувствовал, что так и будет (или будет ещё какой дурацкий случай), а потому имел индийскую туристскую визу с двукратным въездом. Я покинул здание аэропорта со своим скарбом на телеге с чистым сердцем и пристроился на горячих ступеньках у полибрендной ресторации, которая хоть и не очень щедро, но делилась бесплатным вай-фаем. Хоть смог домой сообщить, что часть полёта прошла отлично. День скоротался в общении с парой алмаатинцев, которые тоже ждали вечернего рейса, только на Гоа.

В этот раз аэропорт Дели порадовал сниженными требованиями к безопасности, так что не пришлось 28 раз проходить процедуры разнообразных досмотров. Но зажигалки, гады, по-прежнему отбирают, заставляя курильщиков прикуривать от допотопных прикуривателей в спецрезервациях для имеющих привычку дымить.

На вылете накладок не произошло, ДжетЭйрвэйз снова показал себя с хорошей стороны. И даже успели покормить в полёте, хотя стюарды собирали касалетки уже во время посадки, ибо народу тьма тьмущая, попробуй всех обслужи за полтора часа, из которых минут сорок уходит на сидение пристёгнутыми с поднятыми спинками и шторками.

Катманду встретил перекопанными чуть менее, чем везде улицами, и, к сожалению, закрытым на тибетский новый год рестораном нашего любимого Яка. Вторая проблема решается путём похода в пожратовни по соседству, а вот первая проблема будет решаться ещё минимум пару лет, а потом будет аукаться всем туристам и жителям ещё лет 5. И нам аукнется в этот раз (но об этом потом).

Проблемы начались там, где их ждёшь меньше всего. Во-первых, активовский суперроуминг подключился очень номинально. То есть смска о низких тарифах пришла, но низкими тарифы остались только в воспалённом воображении создателей указанного тарифного плана. Не буду называть стоимость услуг, скажу лишь, что общение с менеджером банка сожрало порядка 6 килотенге.

Во-вторых, в этот раз моя карточка оказалась вне зоны действия любых операций. То есть я пошёл в банкомат и как обычно попытался снять деньги. Трёхкратное повторение операции с отказом банкоматов 2 разных банков выдать мне мои (!) деньги навело на мысль, что есть срочная потребность в общении с АТФом. Ну и позвонил (3 раза в общей сложности, именно тут по ходу выяснилось, что тарифы суперроуменга Актива в Непале – полное дерьмо). Выяснил, что банк заблокировал все операции по моей карте в Непале. Просто потому, что страна относится к странам с повышенной степенью риска, и пока я сам не позвоню в банк, мне мои (!!!) деньги никто не разблокирует. Столько, сколько я матерился в тот памятный день, я не матерился никогда в жизни. Есть, конечно, пара идей, реализовать которые я попробую уже будучи в Казахстане относительно и Актива, и АТФбанка, но озвучивать их тут я не буду.

Я очень специфическим образом отношусь к собственности. У меня нет привычки обладать громоздкими и дорогими вещами, я лучше на накопленные деньги куда-нибудь съезжу. Но отсутствие возможности свободно пользоваться своими собственными деньгами, с которых уплачены все подати и сборы, заработанными благодаря своим усилиям и своему каждодневному труду, меня бесит феерически. Кто там в этом банке решил, что имеет право контролировать мои расходы, я не знаю, но попытаюсь разузнать. И воздействовать на них я тоже попытаюсь. Попытки Актива оставить меня без средств на телефонном счёте на этом фоне – детская забава, лёгкое негодяйство. С которым я тоже попытаюсь разобраться по прилёту.

А в остальном предтрекинговая подготовка прошла на удивление просто. Просто докупили то, что имело смысл покупать только здесь, упаковали рюкзаки и отбыли в Покхару. Трек у нас предстоял заковыристый, малохоженый. Из Дарбанга на запад в Дорпатан и оттуда на север в Дунай через 4 перевала, наивысший из которых 4535 метров над уровнем моря. В Покхаре пересели на автобус до Бени. В Бени переночевали в очень показательном для местной глубинки (как с точки зрения сервиса, так и с точки зрения архитектуры) клоповнике у главного баспарка и перешли в западную часть города, где у второстепенной станции сели на автобус до Дарбанга, чтобы уже в обед, сойдя с автобуса и слегка перекусив, отправиться в вожделенный пеший переход длинною аж в 12 дней.

Часть вторая.

Дисклеймер тот же, что в общем-то не удивительно, учитывая обстоятельства и условия. На маты можно было бы по-прежнему не скупиться ))

Ничто не предвещало дальнейшего развития событий. Мы спокойно и с лёгкой тяжестью в теле от плотно набитых рюкзаков вышли и решили, что остановимся возле (до или после – в зависимости от ситуации) Дарапани. Так и произошло. Свой первый лагерь (и, кажется, это уже стало традицией) мы поставили на выходе на пустой террасе неподалёку от дороги. С вечера было пасмурно, но утром погода была прекрасная, и нам сразу же стали видны заснеженные вершины Дхаулагири Химал. Несколько десятков минут было торжественно убито на фотографирование. В принципе, потом в течение почти всей первой половины дня стояла солнечная и безоблачная погода, которая позволяла делать замечательные фото снежников, которые с нашей тропы выглядели просто восхитительно. Как-то встретил в путеводителе фразочку «eye watering view». Ну вот пару раз было именно так. Нет, не скажу, что глаза постоянно были на мокром месте от захлёстывающих эмоций, скорее – от яркого слепящего солнца ))

Целью второго дня перехода был Лумсунг, маленькое поселение на 2200, где мы должны были переночевать перед тем, как подняться на 3400 на первый перевал. Путь к Лумсунгу был весьма специфический. То есть уверенное постоянное вверх, хоть временами (а особенно последние часа полтора) и достаточно пологое. До последнего поселка перед Лумсунгом – Муной – добрались нормально, а потом внезапно стало очень тяжко: сказывалось, видимо, то, что очень давно так много и с таким грузом никуда не ходили. Самое противное в этом всем было то, что Лумсунга ниоткуда не видно, он тупо расположен с обратной стороны холма, и поэтому очень трудно брести без ориентира в прямой видимости.

По пути прошли очень красивые места: зелёные пшеничные поля, цветущие рододендроны, горные речки, сосновые и пихтовые леса, довольно красивый двухуровневый водопад. Приближение Лумсунга мы зафиксировали по появившимся ирригационным сооружениям. И вот за 90-градусным резким поворотом появился он. Нет, мы не были разочарованы. Просто стало сразу понятно, что, чтобы поставить палатку, нужно ещё минут 20 топать, чтобы выйти из деревни и найти место для палатки. Отыскали свободный от дерьма и его производителей в лице домашней скотины кусок поверхности у речки и стали лагерем.

Неприятности начались на следующий день. Авторы путеводителей, в частности, много раз проклятый нами Брэдли Мэхью, а равно составители более детальных карт очень приблизительно всё показывают и очень приблизительно обо всём рассказывают. Например, драгоценный Лонли Планет за авторством обозначенной выше персоны указывает, что трек сложный, предназначенный только для тех, кто тащит с собой абсолютно всё – от палатки до тушёнки. Ну мы и тащили. На себе. Как мулы. Но при этом подъем на перевал Джал Джала в сумме даёт 1200 метров набора высоты за день. Не просто за день, а, согласно путеводителю, всего лишь за 4,5 часа!!! У нас ушло более 7 часов. Либо Брэдли там сам не был, либо за него всё барахло тащили местные носильщики, а он сам пробежал обозначенные 4,5 часа с двумя альпенштоками в руках и бутылкой воды и двумя сникерсами в махоньком рюкзаке за спиной. Видимо ходить так, как это делали мы с Виталькой, уже совершеннейшее па комильфо. И нас можно объявлять ретроградами и психами. Так же в путеводителе было обозначено, что есть родничок, где можно набрать воды. Русло родничка нашли, воды не обнаружилось. Пришлось топить снег.

Кстати, о снеге. Где-то на высоте 2800 пошла снежная крупа. Небо затянулось ещё на 2600, а потом облака приспустились, и начались осадки вот именно в такой необычной для нас форме. Тут вообще надо понимать, что на такой высоте, на которую мы забрались, не бывает туманов, ибо это уже облака разной степени плотности. В тот день мы не приняли этот факт во внимание. Переползли себе перевал на 3414 метрах и чуток спустились на прекрасную большую лужайку, где и поставили палатку. Путеводитель говорит, что оттуда можно наблюдать самые прекрасные закаты в Непале. Из-за погоды просто стало темно и всё.

Утро принесло самые лучшие горные виды за весь поход. Тучи, видимо всю ночь пыжились и рожали снег и прочую воду, так что к утру на небе облаков было по минимуму, и фото Дхаулагири Химал получились просто восхитительными. Точек для съёмки было несколько: я пошел на передний край плато, а Виталька поднялся повыше на склон холма над лагерем. Хорошо, что проснулся я рано, в семь. Потому как уже часа через полтора облака снова начали сползаться к вершинам и перекрывать такие милые сердцу виды гор, ради которых всё и затевалось.

Следующий день – длинный многочасовой постепенный спуск с перевала к Дорпатану через практически незаселённые места. Сначала было просто превосходно: светило солнце, было тепло, дышалось чистым горным воздухом прекрасно. Но к середине дня опять пошёл снег в виде этой непонятной крупы. И где-то в районе Чентунга интенсивность осадков заставила предельно утеплиться и изолироваться от влаги.

В Дорпатане, устав от длинного пешего перехода километров в 25, решили остановиться не в палатке, а в тихаусе. Приветливая тётка, не бельмеса не смыслящая по-аглицки, языком жестов объяснилась с Виталькой и предоставила нам стол и кров. К столу претензий нет. Еда как еда. Местная, немного специфическая, но вполне вменяемая и сравнительно недорогая. Больше вопросов к крову.

Ну вот если у вас такой дерьмовый климат: холодно, внезапные осадки разных видов, почему, чёрт возьми, нельзя поработать над теплоизоляцией? Хрен с ними, со стёклами в окнах, закрыл ставни и включил свет. Но щели-то между ставнями и стеной почему не заделать? Дыры между стеной и крышей тоже для вентиляции? Дыра, в которую выходит дымоход от печки, – это вообще сказка: в неё же снег залетает. Никакой попытки использования тепла от печи для обогрева помещения, за исключением поджаривания пяткок и рук, прижатых к поверхности.

Для общения с нами пару раз привлекался родственник хозяйки, у которого был минимальный разговорный английский. Забавный чувак. Но познаний в английском хватило только на две 10-минутные беседы.

Следующий после прибытия день осчастливил нас необходимостью остаться в Дорпатане ещё на сутки: облака спустились ещё ниже, идти в горы в такой видимости – чистой воды самоубийство. Остались, погуляли по посёлку, зашли в контору нацпарка отметить пермиты, купили пива, достали компьютер и просмотрели первый сезон Игры престолов. Днём, когда солнце чуток соизволило выползти из-за туч, потусили на улице. Мы знали, что впереди нас бегут два француза. Мы их видели ещё в Бени. И вот высокая встреча состоялась. Мы сидели и грелись на солнце во дворе, они шкандыбали мимо нашего тихауса. Разговорились, обменялись проклятиями в адрес погоды и авторов путеводителей и карт, покурили. Часа через полтора стало совсем холодно, и наш джем-сейшн сам собой распался: все поползли внутрь греться.

Следующий день был определяющим. Если погода нормальная, то идём на север вверх, если погода дерьмо, то ползём на юг вниз. Проснулся, вышел на улицу, поздравил окружающий мир с чудесным рождественским видом. И пошёл будить Витальку. Снега выпало сантиметров 25. Видимость метров пятнадцать. Скрепя сердце приняли решение ползти вниз. Местный англоговорящий тоже посоветовал, мол, не уйдёте сегодня, застрянете тут надолго. Упаковали чемоданы и пошли вниз, а что делать-то оставалось?

По долине к юго-западному выходу из неё ползли по еле различимой колее от ушедшего в 6 утра джипа. Два раза переходили местные речки вброд: мостов тут не делают-с. Всё это по колено в снегу, под идущим пушистым рождественским мокрючим снегом. Пока брели к перевалу, присоединились к местному семейству, которое тоже отчаливало из долины на юг, и топали вслед за ними по шорткатам, проложенным прямо по руслу ручья, который в скорости превратился в мощную такую речку.

Главная цель была Бобанг, где уже можно оседлать джип и доехать до Буртибанга, городка, откуда ходят автобусы. Местные шли с нормальной для нас скоростью, и мы нормально успевали за ними даже с нашими так толком и не облегчившимися рюкзаками. Впрочем рюкзаки только тяжелели... от воды, которая весь день шла с неба в разных формах. Часа через три, в районе Сукурдунга, шорткаты кончились, и вниз можно было идти уже просто по плохой дороге. Мы оставили помогшее нам семейство позади себя. Решили немного притопить, потому как снег прекратился, и ему на смену пришёл дождь. Местами ливень. Нас уже можно было выжимать. В ботинках беспрестанно хлюпала вода, набранная сначала в речках, потом по ручью, падающая с неба тоже затекала внутрь.

Матерясь и ощутимо уже припадая то на одну, то на другую ногу, заползли мы в Бобанг часа в 3 (вышли из тихауса в Дорпатане в 10 ровно). И оказалось, что уже псё, жип нет. То есть машины есть, но уже никто не хочет проехать вниз 15 км и заработать чуток денег. Сраные таксисты везде одинаковые. И ещё в Бобанге мы так и не увидели ни одного тихауса. Нет их там, или просто маркированы только на непали, мы так и не поняли. Зато поняли одно – если не хотим мокнуть всю ночь в палатке под дождём, то придётся ползти вниз к Буртибангу на своих двоих. Матерясь вдвойне и рассылая всем лучи космического поноса, мы поскакали в Буртибанг.

Заходили мы в этот городок уже почти в ночь. В лоджию на баспарке заселились в 18-40. Короче, наверное, именно этот день стал самым сложным. В цифрах это было так: шли 8,5 часов, прошли около 30 км под всеми видами осадков, спустились на 1740 метров, количество отжатой даже из трусов воды не замерено.

Часть третья.

Дисклеймер:
мы думали, что хуже быть не может.

Как известно, реальность практически никогда не соответствует чьим-либо ожиданиям, и нет ничего страшнее, чем исполнение самого заветного желания. Ни наши ожидания, ни наши мечты не стали исключением из этих двух метафизических правил.

На подходе к Буртибангу мы уже были настолько мокрые и вымотанные, что, увидев надпись про лоджию, сразу же вселились. Виталькины башмаки пузырились водой по контуру, мои – в местах сгиба стоп. Свои перчатки я выжимал, просто сжимая кулаки, мокрая насквозь одежда не позволяла замёрзнуть только потому, что на мне было много флиса и прочих вещей с достаточными добавками искусственных волокон. Что творилось в рюкзаках, можно было только гадать.

Мы как настоящие сибариты взяли номер с собственным сортиром (теоретически предполагалось, что это будет attached bathroom) и, тихонько подвывая от усталости и вялости в членах, поползли на 4 этаж. В принципе, ожидать чего-то сверхъестественного от рядовой лоджии на баспарке провинциального города – себе хуже делать. Поэтому мы, не особо обращая внимание на привычные кошмарное внутреннее убранство и мерзотного качества интерьер, начали брезгливо стягивать с себя грязные и мокрые вещи и искать в рюкзаках что-нибудь сухое. Сухим оказалось только то, что было плотно упаковано в полиэтиленовые пакеты, всё остальное нужно было выжимать.

Заварили чаю, купили ром и начали профилактические мероприятия от простуды. Сидя в сухой одежде и попивая сначала горячий чай с ромом, а потом просто лонг-айленд, начали продумывать план дальнейших действий. План был в общем-то прост: свалить скорее из этого проклятого, залитого водой по самое не могу Буртибанга в благословенную и тёплую Покхару с нормальной сферой обслуживания как можно скорее.

Но проваливались планы и покрупнее нашего. Премерзким дождливым утром следующего дня наш любезнейший отельер, как он сам себя называл, сообщил, что дорога перекрыта оползнем, автобусное движение прервано, и вот именно нам не повезло, поскольку транспорта до Покхары не будет никакого. Вот может уже завтра… Плюс ко всему Виталька в местных новостях нарыл информацию, что по всей стране опять идёт какая-то дебильная забастовка, что также не ускоряет процессов расчистки дороги и наладки автобусного движения.

Вариантов всё равно было два, поэтому план Б в виде продолжения сидения в нашем клоповнике был реализован с полной самоотдачей. Мы попытались развесить просушить хоть что-то. Ко дню отъезда более-менее высохла моя двусторонняя флисовка (обычную я высушил ночью на себе под одеялом) и стельки к моим башмакам. У Витальки – лёгкая куртка и тоже стельки. Башмаки сами по себе просохли весьма скудно.

Сухим и солнечным утром третьего дня пребывания в Буртибанге на сказали, что автобус будет. И мы, содрогаясь от омерзения, стали складывать мокрые и грязные вещи обратно в рюкзаки таким образом, чтобы исключить их всяческий контакт с единичными сухими вещами. Много одежды мы не брали, а посему на нас была надета последняя сухая и чистая верхняя одежда. Ботинки по классической советской туристской моде были натянуты на ноги, обмотанные полиэтиленовыми пакетами (хорошо хоть нашлось несколько лишних, а главное не дырявых).

Автобус, разумеется, выехал не в обещанные 11:00, а уже в час дня. Благо у нас с собой были орешки и сухофрукты, так хоть перекусили в автобусе в процессе ожидания отъезда. Дорогой то, по чему мы ехали, назвать можно было лишь с очень большой натяжкой. Оно, конечно, да, что местные автобусы создаются на основе шасси грузовиков, так что проходимость у этих скотовозов всё же вполне приличная, но качество дорожного, с позволения сказать, полотна снижает скорость перемещения где-то до 10 миль в час. Вот мы и тилипались в этом автобусе в надежде попасть наконец просто на дорогу получше. 

Самое страшное приключение всего этого нашего похода ждало нас впереди. Внезапно в какой-то местной тундре автобус встал, и водила сказал, что дальше не едем, оползень, берите, мол, свои манатки, и переползайте через него на другую сторону, где вас ожидает другой автобус. Сказано-сделано. Надели рюкзаки и поползли. Я думаю, нет необходимости рассказывать, сколько нам пришлось вытерпеть, обходя поверху над пропастью по весьма условной и очень мокрой тропинке этот чёртов завал. Проще было перелезть прямо по нему. Поскольку всё болело очень сильно ещё от предыдущих дней, то я, например, чуть со своим рюкзаком не кувыркнулся назад. Меня подстраховал один из местных, которому я буду ещё очень долго благодарен за то, что он взял мой рюкзак и пополз рядом со мной, помогая мне. Этот короткий, но крайне интенсивный трек занял всего 20 минут, в результате которых мы снова были взмыленные и грязные.

В чём-то нам должно было повезти. И это что-то случилось. Не успели мы погрузиться в один из автобусов, который был пустым, шёл на Покхару и ожидал ещё пассажиров с автобусов после нас, как хлынул настоящий ливень. Мало того, что мы заняли нормальные места и смогли свободно расположить в салоне свои вещи, так ещё нам не пришлось под дождём преодолевать этот поход по тропинке, по которой и в сухую погоду идти смертельно опасно. В общем дальше мы поехали в компании насквозь промокших попутчиков. Дорога постепенно становилась лучше, на отдельных участках стал появляться асфальт, скорость возросла, и появилась надежда, что может удастся попасть в Покхару ещё часам к девяти.

Ну да блажен, кто верует. Разумеется, не могло не произойти других приключений. Водила так торопился попасть в Баглунг, что пробил каким-то булыжником одно из задних колёс. В общем, в Баглунге мы были уже в полвосьмого вечера, а до Покхары оставалась ещё половина пути. Заправлялись, чинились в районе часа. Слава богу, к Покхаре ведёт нормальное по местным меркам асфальтовое шоссе, и скорость сразу пошла приличная. Впрочем, за скорость я водиле его водилки бы поотрывал, такие фортеля этот гад устраивал на трассе. Нет, скорость небольшая, ну где-то 50 км в час, но узкие петляющие дороги, серпантины, кочки и выбоины, тряска самого скотовоза создавали ощущение, что гнал этот гад под все 120.

В итоге в Покхаре мы оказались в полдвенадцатого ночи. Такси нет, все имеющиеся машины были заняты развозкой народа из центра города на окраины. Но мы не жаловались, ведь нам посчастливилось избежать самого уродского праздника всея индуистов – Холи. Вселились в нормальный отель и наконец-то смогли отмыться в горячей воде, кое-что сразу постирать, развесить просушить для сдачи в прачечные и совершить прочие приятные хлопоты в нормальных человеческих условиях.

Про саму Покхару рассказывать неинтересно. Это город лени и неги, щедро разлитой по берегам озера Фева. Всё, что там можно делать, можно назвать прекрасным словом «ничего». Вот мы ничего и не делали. Просто шарахались по Лейксайду, ели вкусную еду, пили пиво и джин, ходили слушать музыку, просто трепались на балконе по вечерам, ходили на крышу отеля фотографировать Аннапурна Химал во всей его красе. Одно следует сказать. Такой образ жизни ужасно утомляет, поэтому мы решили, что 17-го числа отбудем в столицу: и жизнь подешевле, да и шоппингом ритуальным уже нужно было заниматься.

Дорога в Катманду раньше была 6 часов. Мы ехали все 10. Сначала пробка из-за аварии, потом бесконечные остановки на перекусы, и феерическое завершение – въезд в столицу через огромную многокилометровую пробку из-за поразивших Катманду повсеместных дорожных работ. Но всё позади, и хорошее, и плохое, и весёлое, и грустное, и интересное, и грустное. Мы дома, в любимом Яке. Перебираем покупки, колдуем над планами на обеды и ужины, отдыхаем и пишем заметки. Нам тут было очень хорошо, и будет ещё лучше, ибо планы уже есть. А пока – чемодан, аэропорт, полёт. Сначала ночь в Дели, потом – на родину.

ЗЫ. Сначала перечитал последнюю заметку, потом обе предыдущих. Что-то как-то грустно получается: то измена, то засада. На самом деле писать про сложности пока получается гораздо лучше, чем про состояния полного умиротворения и счастья. Хоть мы довольно часто бесились от происходящих странностей, неясностей и проблем, вот никак не меньше было приятных сюрпризов, хороших событий и весёлых ситуаций. Можно смело утверждать одно: мы не скучали. Надеюсь и вам не было скучно.

© Дмитрий Улыбышев, 2017


 



©ОО ИГО 'АВАЛОН', 2005-2018
Перепечатка материала - только с указанием источника