Историко-географическое общество "АВАЛОН"
начало / текущие / Steppe By Steppe - Side By Side / письма с маршрута
 

"STEPPE BY STEPPE - SIDE BY SIDE" - ПИСЬМА С МАРШРУТА

20.06.2009. Гарри Поттер и Волшебник Жезгазгана
От Роджера и Мэган

Как по телевизору (Жезказганские городские новости)

Не успели мы подъехать к Жезказгану, как к нам приблизился велосипедист - молодой парень по имени Саша, который был просто без ума от нашего великана-Квики. Он предложил следовать за ним и встретиться с некоторыми из его друзей-велосипедистов. После непродолжительной езды к центру города с Сашей мы вскоре встретились с его друзьями, которые стали сразу же выделывать на велосипедах разные трюки. Некоторые велосипеды были снабжены интересными приспособлениями (например мотоциклетные зеркала и амортизационные вилки для горных байков, приделанные к обычному велосипеду), на что нам также было интересно посмотреть. Они были рады встрече с нами и даже сказали «вы для нас как чудо, мы просто хотим вас потрогать”, что, конечно же, нас рассмешило. После того, как мы поболтали и сфотографировались с ребятами, Саша пригласил нас к себе и предложил остановиться у него на пару дней. Мы припарковали Квики в гараже, затем распаковались и затащили весь свой багаж наверх, где располагалась маленькая квартирка Саши (тяжелый труд в жаркий день!). После этого мы с удовольствием ужинали русскими пельменями, а в промежутках между едой – показывали Саше и его друзьям видео, которые засняли в ходе нашего велосипедного тура.

На следующий день мы отправились на базар, чтобы поискать какую-нибудь вкусную (и дешевую) еду, которую можно было бы взять с собой для следующего, весьма продолжительного этапа нашего путешествия. Нам потребовалось пару часов для того, чтобы обойти огромный базар, по пути мы пробовали всё подряд и в конце концов набрали две большие коробки со съестными припасами, которые смогли позже добавить к своему багажу. В тот вечер мы наконец-то вышли на связь с английской переводчицей по имени Балгын, с которой повстречались на пути в Жезказган, и она сразу же отменила все деловые встречи на день для того, чтобы прийти и встретиться с нами. После долгих споров было решено, что мы переезжаем на квартиру Балгын, где она по вечерам сможет отвечать на все наши многочисленные вопросы о казахской культуре (на английском). В тот вечер нас снова накормили бешпармаком из конины, приготовление которого заняло около 4 часов. Таким образом, за ужин мы принялись как обычно в 11 часов ночи (и как им это только удаётся?)

Утром мы попили чай на скорую руку и сразу же принялись за дела, которые были намечены на этот день. Всё началось со встречи с директором Департамента Культуры в Акимате, которая была запланирована на 9 часов утра. Директор снабдила нас официальным документом, в котором говорилось, что местное население должно всячески помогать и содействовать нам в ходе изучения этнографических и культурных аспектов региона. Она также разослала пресс-релиз о нас и организовала встречу с директором музея. Мы не особо знали план мероприятий и просто следовали тому и туда, куда нам говорили следовать. После прибытия в музей, нас попросили немного подождать, пока закончатся приготовления. Затем женщина спустилась вниз и попросила нас подняться, сделав это, мы поспешили в комнату. И какой же сюрприз нас там ожидал! Войдя в большой и хорошо обставленный конференц-зал, мы увидели, что поприветствовать нас собралось множество людей: раздались аплодисменты и вспышки камер…это была настоящая пресс-конференция! Мы были кое-как одеты и абсолютно не подготовлены, так как не знали, что она состоится в этот самый день! Но выбора у нас не было, объективы камер и фотоаппаратов (местных телеканалов и газет) были направлены на нас!

И не успели мы сориентироваться, как настало время говорить речь, на нас тут же посыпались вопросы от главы департамента культуры и основателя и директора музея. Мэган ответила на основные вопросы касательно нашей поездки – почему мы выбрали Центральную Азию, каковы наши впечатления от Казахстана и т.д. Затем пришла очередь Роджера занять публику еще на час, он рассказал ей о том, как основные аспекты философии, политики и экономики могут быть связаны с вопросами культурного разнообразия. В конце пресс-конференции было сделано несколько официальных групповых фотографий для газет и каналов. Остальную часть дня (продолжавшуюся не один час) мы наслаждались разговорами с учеными и исследователями в музее, делились впечатлениями, обменивались идеями, узнавали о местах, куда стоит поехать, и просто болтали обо всём.

Разговор о религии и культуре плавно перетек в вечер с Балгын и ее семьей, который периодически прерывался просмотром местных новостей, нас показывали как в выпусках на русском, так и на казахском языках. Следующий день мы провели в разъездах – ходили по базару и были заняты покупкой съестных припасов и снаряжения для следующего этапа нашего путешествия (14 дней езды в сорокоградусную жару без воды). Как обычно, всё это заняло в три раза больше времени, чем планировалось. Поэтому к тому времени, когда мы вернулись к Балгын к 5 часам вечера, чтобы подкрепиться чаем и булочками, чувствовали себя изнуренными жарой и уставшими. Тем не менее, в середине чаепития на горизонте появился основатель музея (Бахтияр) – выдающийся и известный историк. Он непременно хотел показать нам (только нам двоим и нашему переводчику) место захоронения сына Чингис хана, чья могила была хорошо спрятана и расположена непонятно где, в середине степи…в паре часов езды от того места, где находились мы…и он обязательно хотел нас туда отвезти.

Несмотря на собачью (или велосипедную) усталость, мы сразу же согласились, ведь перед нами открылась потрясающая возможность, которую нельзя было упускать. Добираясь к месту захоронения через степь (2 часа), мы наткнулись на что-то, что показалось нам пастушьим домиком. Тут Бахтияр съехал на обочину и представил нас хозяину дома, который оказался знаменитым заговаривателем волков. Он поведал нам много историй о том, каких успехов он добился в общении с волками, а также о том, что никто не верил ему, пока не испытал это на собственном опыте. Нам было очень интересно его слушать. До сих пор мы не видели еще в степи ни одного волка, хотя многие не раз предостерегали нас от них.

Попрощавшись, мы продолжили путь к могиле Джучи хана. Джучи хан был сыном Чингис хана. Считается также, что он был основателем одного из казахских родов в этой области. Горы Улытау считаются сердцем Казахстана, ведь в этом горном районе была расположена столица, объединившая множество юрт. Пока мы ехали, Бахтияр всё продолжал рассказывать о важности различных объектов и ориентиров в горах. Когда мы достигли могилы, он показал, как нужно правильно приближаться к такому священному месту – в нескольких метрах от входа все мы преклонили колени и произнесли слова молитвы.

Когда мы всё еще находились у могилы, еще несколько машин съехали на обочину и большая группа людей стала приближаться к месту захоронения. Среди них оказался аким Сатпаева, которого мы повстречали в Теректу и который также нас узнал! Он представил нас своим друзьям – главному спикеру казахстанского парламента и акиму Жезказгана. Так что мы задержались у могилы чуть подольше – до тех пор, пока не стало вечереть и не пришло время возвращаться обратно в город. На обратной дороге Батхияр рассказывал нам о происхождении тюркизма, христианства, шаманизма и ислама в области (коснувшись и спорных вопросов в этих темах), для нас это был очень интересный и информативный рассказ.

После всего увиденного стало урчать в животах: пришло время отправиться к одному из друзей Бахтияра на шашлык перед сном. Хозяин дома оказался одним из известнейших и прославленных фотографов Казахстана, он с радостью показал нам альбомы со своими фотографиями, сохранившимися еще со времен его успешной карьеры фотожурналиста в Советские времена.

На следующий день президент музея Казахмыса (крупная компания, занимающаяся горной промышленностью) лично пригласил нас посетить свой музей и настоял (!) на том, что лично проведет экскурсию и побеседует с нами. По прибытии мы увидели, что он был одет в традиционный казахский наряд зеленого цвета. То как он говорил и двигался, то как был одет и вёл себя во время рассказа о Казахстанских камнях – всё это придавало ему вид волшебника. Мы расспрашивали его об истории, экологии и геологии Жезказгана и так ему понравились, что в качестве прощального подарка он решил преподнести Роджеру традиционный казахский наряд, что было для последнего большой честью. Теперь и он мог выглядеть как волшебник!

В тот вечер мы также узнали кое-что о судьбе своих узбекских виз, подтвердились наши самые худшие опасения – времени катастрофически не хватало, и нам грозила опасность не уложиться в сроки выезда из Узбекистана в конце июля. Нам предстояло проехать 1500 километров по жаркой (более 35 градусов ежедневно), песчаной и пустынной стране всего за пару недель. Рассмотрев все возможные варианты, мы пришли к двум выводам. В первом случае нужно было ехать по песчаным дюнам без воды и припасов в течение двух недель, а во втором – преодолеть расстояние в три раза больше (тоже без воды), но по более приятной местности (которая была все же очень суровой). В конце концов, мы предпочли путешествие в суровых условиях (и, таким образом, с ужасом представляли, как на следующий день придётся загрузиться 140 литрами воды). Причиной тому была более-менее понятная траектория путешествия – другой путь напротив предполагал езду через песчаные дюны без каких бы то ни было дорог и возможности ориентироваться по карте.

Мы закончили планировать маршрут поздней ночью, а вскоре уже наступило утро и пришло время заполнять все ёмкости водой… общим объемом 140 литров…

Перевод Оксаны Шуптар. Оригинал письма на английском языке находится здесь.

18.06.2009. Наш счастливый случай (с палаточными шестами)
От Роджера и Мэган

Случайная встреча с важными персонами из Центрального Казахстана!

В последнем информационном письме мы остановились на том моменте, когда потеряли довольно важную часть нашего снаряжения – палаточные шесты – где-то в степи, в 20 км к югу от Шубарколя...

Итак, было уже около 10 часов вечера, и на степь опустились сумерки, когда мы, потеряв всякую надежду отыскать пропавшие шесты, собрались заняться лагерем. Для того, чтобы поставить палатку, мы уже было собирались использовать “Квики”, лыжные палки, веревку и пару-тройку палок для ее поддержания… И тут случилось невероятное: Роджер, завернув за угол, чтобы облегчиться, вернулся с маленькой зеленой сумкой под мышкой! Оказалось, что она валялась в траве всего в 100 метрах от нашего лагеря! Ура! У нас снова была палатка!

Хорошо выспавшись (и всё еще пребывая в прекрасном расположении духа, вызванном счастливым нахождением палаточных шестов), мы отправились в путь…на этот раз ветер, как это не странно, оказался попутным, а ведь его не было уже целый месяц! Наличие попутного ветра в данной ситуации означало, что, двигаясь по плоской местности, мы могли достичь скорости 17 км/ч – той самой скорости, которой обычно удавалось достичь лишь двигаясь вниз по склону. В связи с этим мы надеялись преодолеть неплохое расстояние в тот день, и это нам, конечно же, удалось бы, если бы нас то и дело не задерживали по пути. По дороге, как обычно, нам встретилось множество людей, которые останавливались и съезжали на обочину для того, чтобы поболтать и сфотографироваться с нами (включая и одного пастуха, который проскакал на лошади пол-степи лишь затем, чтобы поглядеть на нас). Многие из встретившихся нам людей говорили о некоем доме в 42 км от Шубарколя, где мы могли бы остановиться на чай и перекусить. Поэтому всё утро и день мы активно крутили педали, надеясь поспеть туда к обеду. Было уже 3 часа дня, но ни в 42, ни в 52, ни даже в 62 километрах от Шубарколя никакого дома не оказалось. Всё кончилось тем, что мы, уступив чувству голода, притормозили у обочины и пообедали хлебом с солью, маслом и конфетами. Ням-ням.

Через некоторое время буквально в нескольких километрах вниз по дороге на отметке 68 километров (т.е. в 42 километрах от Кызылжара, а НЕ Шубарколя!) мы обнаружили большое общежитие для шахтеров и железнодорожников, возле которого нас поджидал какой-то человек. Он быстро отогнал “Квики” в хорошо убранный гараж, а нас щедро угостил чаем и хлебом. Потом несколько человек затопили баню для того, чтобы мы могли помыться и постираться, а, когда с баней было покончено, тот самый человек привел нас снова на кухню, где накормил огромным блюдом сорпы. За ужином, когда все рабочие вернулись из шахты, мы разузнали телефоны нескольких друзей и полицейских из Жезказгана, которые могли бы помочь нам по прибытии в город. А потом улеглись спать с тем, чтобы выехать завтра пораньше. Утром мы снова поймали попутный ветер и смогли проехать целых 40 километров до поворота на Жез.

Как только мы достигли поворота на Жезказган, невдалеке показалась небольшая ферма, на подъезде к ней мы увидели знак, предлагавший попробовать кумыса (который мы к тому моменту научились любить и ценить), и подумали о том, что неплохо было бы заехать туда и пропустить по стаканчику. Хозяйка дома встретила нас снаружи и на вопрос о цене напитка ответила, что волноваться о деньгах не стоит, ведь мы путешественники. Зайдя внутрь, мы удобно устроились в гостиной, в то время как она начала угощать нас не только кумысом, но и баурсаками, колбасой, сметаной, чаем, хлебом и салатом, и продолжалось это до тех пор, пока мы не наелись до отвала. В обмен на любезность хозяйки дома (вместо денег) мы засняли то, как она доит лошадей, чтобы получить очередную порцию кумыса, и получили, таким образом, весьма интересный видеоматериал, который можно будет показать дома, в Австралии. Женщина и ее семья были от этого в полном восторге.

После трапезы мы поехали дальше вниз по дороге. И, проезжая мимо соседнего дома, заметили, что вся семья высыпала на улицу, чтобы на нас посмотреть, а когда мы были уже в метрах 150, отец семейства догнал нас на мотоцикле и остановился чуть впереди, якобы для того, чтобы проверить овец с помощью бинокля. Мы притормозили рядом с ним с целью получить некоторые разъяснения по карте, а через некоторое время уже сидели на кухне и пили чай и кумыс с ним и его женой. К концу чаепития мы заметили, что уже довольно поздно, и спросили хозяев, можно ли разбить палаточный лагерь на их участке. На что они ответили, что участка у них нет, и вместо этого привезли нас в местечко Кызыл-жар, где находился их второй дом. Там мы смогли попариться в бане и прекрасно поужинать с семьей и парочкой их друзей.

В ходе вечера, тем не менее, стало ясно, что желудок Роджера увидел за день слишком много кумыса, поэтому ему не раз пришлось пробежаться до сортира. Затем глубокому и продолжительному сну стал мешать желудок Мэган. Не уверен, во сколько это случилось, но она проснулась и почувствовала слабость. Нам едва хватило времени, чтобы, схватив обувь и фонарик, выбежать за ворота, где нас вывернуло наизнанку прямо на песок, причем не единожды. Кумыс одинаково вкусен как при принятии внутрь, так и при избавлении внутренностей от него. Тем не менее, к утру нам полегчало и, собрав вещи, к 9 утра мы вернулись обратно на дорогу на Жезказган.

Следующие два дня мы следовали своему обычному походному расписанию – два часа езды, пол часа на перекус, и так до тех пор, пока не уставали так, что ехать дальше было просто невозможно. Затем оставалось найти хорошее место для лагеря, разгрузиться, установить палатки, приготовить ужин и отправиться наконец спать. Приближаясь к Теректы, мы поняли, что у нас осталось слишком мало воды (причиной тому была жара) и хлеба, и до Жезказгана этих запасов явно не хватит. Поэтому решили заехать в Теректы и, если получится, купить необходимые продукты в магазине или просто у местных жителей. Мы пересекли степь, сократив тем самым путь, а, подъезжая вновь к дороге, увидели нескольких поджидавших там людей, которые захотели сфотографироваться с нами. Мы спросили их, где можно найти магазин, и одна женщина, пообещав показать это место, сказала следовать за ними через мост. Затем они бодро пересекли мост (и явно переоценили скорость перегруженного Квики, которому нужно было подниматься вверх по склону большого степного холма), и мы их сразу же потеряли из виду! Тем не менее, продолжили путь, пытаясь найти их среди крестьянских хозяйств и деревенских закоулков. Нас сопровождала группка местных ребятишек на велосипедах. Вскоре мы решили отказаться от этой затеи и спросить о месторасположении магазина кого-нибудь еще. Какая-то женщина попросила ребятишек показать нам дорогу, и мы, следуя за велосипедистами, вскоре прибыли к входу в магазин, расположенный на городских задворках Мы уже было собирались открыть дверь и войти в магазин, как человек с шоссе за углом окликнул нас. Оказалось, это был один из тех людей, за которыми нам следовало ехать в самом начале! Они посоветовали не покупать еду в магазине и вместо этого предложили проехать еще 100 метров за угол к их дому. И мы подчинились.

У дома мы увидели огромную толпу людей (их было около 40 человек) и два больших бурлящих котла на огне. Затем нам рассказали, что все эти люди были членами одной семьи и собрались они здесь, чтобы помянуть предков – вспомнить уход из жизни дедушки, прадедушки, прапрадедушки и прапрапрадедушки. Котлы же оказались огромными кастрюлями с бешпармаком, и выглядели они очень аппетитно, особенно для наших изголодавшихся мускулов.

Вскоре мы стали почетными гостями праздника (сами не знаем, как так получилось, ведь суть «вечеринки» заключалась в том, чтобы вспомнить и помолиться за предков), поэтому нам достались лучшие части барашка, из которого был сварен бешпармак…Мы очень обрадовались, но радость продолжалась до тех пор, пока мы не увидели, что за деликатесы нам предстоит отведать…Целая баранья голова (уши, глаза, язык и всё остальное), бараньи ножки, жир из козлиного зада…Шокированы мы были не самим вкусом (всё это было очень вкусно), а тем, как это мясо нужно было есть и какие его часть есть можно было (когда тебе дают целую голову, ты не знаешь, какие ее части есть стоит, а какие – нет). Тем не менее, вскоре мы взяли ситуацию под контроль.

В ходе трапезы мы вели разговоры с членами семьи, в чем нам очень помог профессиональный переводчик, который оказался здесь благодаря счастливому случаю. А еще выяснилось, что на вечеринке присутствуют аким Сатпаева (большого города рядом с Жезказганом), один из известнейших поэтов Жезказгана, а также начальник городской полиции. Мы снова обменялись именами и контактными данными со всеми этими людьми, прежде чем они вернулись к себе домой. За обедом последовала долгая молитва, которой руководил имам, попросивший записать ее для него на видео (что мы сделали с удовольствием). У него был красивый голос, который мы услышали во время пения молитвы. Затем две бабушки попросили нас записать на видео и их молитву (молились они минут 40 без перерыва), для них это была большая честь.

Ближе к 6 часам вечера хозяин дома (Канат) заявил, что продолжать путь ночью невозможно, и настоял на том, чтобы мы остановились у него на ночь. И мы снова с благодарностью согласились. Из разговора с Канатом мы узнали, что в степи находиться священное место, которое много значит для жителей деревни. Это было место скопления древних петроглифов (вырезанные на камнях изображения лошадей), словно спрятанное в самом сердце степи. Канат очень хотел, чтобы мы увидели это место. Поэтому, сделав несколько звонков, он быстро нашел какого-то человека, который должен был показать нам дорогу к петроглифам на следующий день. Остаток дня мы провели помогая на ферме с животными. Работа перемежалась слушанием играющего на домбре Каната и (как обычно) многочисленными чаепитиями. На следующий день было очень жарко, но мы всё же с нетерпением ожидали посещения петроглифов. Помимо них, нас интересовал также небольшой подземный родник неподалеку, о существовании которого мы узнали от местных жителей. Дорога показалась очень и очень длинной (она была до того ухабистой, что мы не раз стукались головами о крышу и окна машины. Казалось, что в течение всей дороги мы провели больше времени «в полете», чем на сидениях). Проехав полстепи, мы наконец-таки прибыли к нескольким холмам, не видимым с дороги или откуда-либо еще. Перед тем, как отправиться к их подножью, мы выпрыгнули из российского внедорожника и поспешно вытащили фотоаппараты и камеры. Когда достигли подножья, пришло время для короткой молитвы. Ведь для них и их предков это место было очень священным. Вскарабкавшись на скалистую вершину холма, мы увидели там несколько потускневших каменных рисунков. И снова, прежде чем приблизиться к ним, нам пришлось ненадолго задержаться и коснуться лбами скал в знак молитвы за предков. Мы были очень рады тому факту, что смогли увидеть эти петроглифы, ведь за пределами города мало кто знал об их существовании. Пофотографировав и записав кое-что на видео, мы двинулись к другой достопримечательности, находившейся на расстоянии полукилометра. Здесь были расположены петроглифы с изображением лошадей и других символов (концентрические круги…возможно означающие круги на воде?). Мы сделали пару (по правде говоря, очень много) снимков и видео, а затем отправились обратно в Теректы.

В тот день ветер снова усилился и оказался самым свирепым, который нам когда-либо доводилось наблюдать (порывы со скоростью около 120 км/ч), к тому же это был встречный ветер! И мы решили, что было бы глупо и бесполезно, выезжать в такую непогоду. Поэтому той ночью мы остались в Теректы и стали помогать Канату с овцами и лошадями.

Проснувшись на следующий день, мы увидели, что на улице по-прежнему бушует сильный и холодный ветер, сопровождаемый теперь еще и дождём. Но, сильно отставая от графика, мы не могли позволить себе остаться в Теректы еще на один день (к тому же, ясный день в Казахской степи – вещь практически нереальная). В тот день мы также немного поездили по развалинам, которые приметили в глубине степи (мы смогли разглядеть их лишь издали) и к которым не вела ни одна дорога или тропинка. По пути туда мы встретили одного пастуха, который присоединился к нашей компании странствующих по бездорожью. Пастух рассказал, что его семья (и предки) всегда жили в этой местности, а развалины находились здесь с незапамятных времен, но никто никогда не знал, откуда они здесь взялись. Развалины были мусульманского происхождения, покрытые грязью, местами обвалившиеся, но всё же очень красивые, особенно в свете штормовых туч. Сделав пару снимков, мы отправились в обратный путь, на жезказганскую трассу, по которой планировали ехать в тот день. На ночь мы остановились с семьей другого пастуха, снова наблюдали за тем, как они доили лошадей и вытягивали червяков из овечьих задов голыми руками…На следующий день мы двинулись к Жезказгану.

Перевод Оксаны Шуптар. Оригинал письма на английском языке находится здесь.  

14.05.2009. Такой как Баршино городок…
от Роджера и Меган

По виду и состоянию дорог можно заключить, что мы наконец-то добрались до некоторых отдаленных деревень. Дороги настолько ужасны, что передвигаться по степи в большинстве случаев оказывается гораздо проще. Остальной транспорт (пара-тройка встречных машин в день) использует дороги точно так же, как и мы. Нам же иногда бывает сложно решить, какая из плохих “дорог” лучше, и по какой следует ехать.

Передвижение по дороге между Коргалжыном и Баршино было нашим первым знакомством с проселочными дорогами Казахстана, и они-то и застали нас врасплох. Мы планировали проехать 110 километров, разделяющих два городка, за два дня, но в первый день смогли преодолеть лишь 7 километров (в том числе из-за задержки перед отъездом), а на следующий день, несмотря на все наши усилия, - около 45 километров. Таким образом, в последний день предполагалось проехать в районе 60 километров, что было бы сравнительно нетрудно, если бы дорога была более пригодной для езды. Встречный ветер, дувший нам прямо в лицо, еще более усложнял сложившуюся ситуацию, но мы всё же ускоренно продвигались вперёд. По пути пришлось также принять некоторые меры безопасности по очистке питьевой воды, где бы она нам не повстречалась, в случае если бы мы не смогли добраться до Баршино в этот (или даже на следующий) день.

После нескольких дней утомительной езды мы с нетерпением ждали приезда в Баршино к обеду. Последний участок пути был сложным и непреодолимым в силу того, что Баршино было расположено неподалеку от реки, и, соответственно, часть оставшегося десятикилометрового пути шла под уклон (впрочем, со встречным ветром это ничего особо не меняло). Не доезжая 4 километров до города, мы стали замечать коров и лошадей, что означало, что люди должны были быть где-то неподалеку. Вдали мы увидели следовавшего за коровой мальчика на велосипеде, и достаточно скоро он также заметил нас. Увидев нас, мальчик повернулся и поехал обратно в город, во время езды он постоянно оглядывался назад, удивленно смотрел на нас и, видимо, пытался понять, что за животное или машина виднеется вдали. Позже, когда до города оставалось около двух километров, он вернулся со своим другом на дорогу, и мальчики, следуя по бокам на велосипедах, стали с нами разговаривать. Один из мальчиков (Мирас) попросил у нас автограф, поэтому мы поехали к нему домой, где он достал ручку и бумагу. У ворот дома нас встретили члены его семьи: бабушка, дедушка, мама, папа, сестра и многие другие люди, которым мы были очень интересны. Сняв копии наших документов, дедушка пригласил нас на чай и мы, разумеется, согласились.

Вообще-то мы оказались не в самом Баршино, а в “старом” Баршино, которое расположено в двух километрах от “нового”. Это сельская община, состоящая из пяти-шести семей (около 50 человек), каждая из которых владеет собственными коровами, лошадями, цыплятами и овцами, однако принадлежащие им земли не разделены заборами. В степи люди обычно пасут скот, а имущество каждой семьи состоит из дома, коровника/сарая для овец и сарая для топлива, в котором хранятся все приспособления для готовки на открытом огне и баня. Городские туалеты представляют собой пару-тройку выгребных ям в центре деревни (переполненных), неподалеку от находящихся в общественном пользовании больших куч сухого навоза, угля и сена. По ночам коровы свободно бродят по городу. Водопровода, опять-таки, нет, есть только колодец на расстоянии около 500 метров. Большинство людей пытается запастись водой на пару дней, ее возят на запряженных лошадьми повозках, транспортируют в деревянных тележках вручную либо на мотоцикле с коляской. Большинство еды, которая требуется для повседневной жизни (молоко, масло, баранина, картошка), производится тут же, а хлеб выпекают в печках, которые топят навозом. Всё остальное покупается в местном магазинчике - комнатке, расположенной в доме одного из жителей деревни.

В доме, под крышей которого нам довелось остановиться, проживали три поколения одной семьи, так что у нас была прекрасная возможность поговорить с каждым - начиная с самых маленьких и заканчивая стариками - об их жизни, о том, как изменилось положение дел в деревне за время жизни двух-трех последних поколений. Все члены семьи оказались ”фермерами” в том смысле, что они целыми днями занимались дойкой коров, пастьбой скота (на старых, лишенных тормозов односкоростных велосипедах, с двадцатидюймовыми колесами), изготовлением кирпичиков из коровьего навоза и другими делами по хозяйству, так они зарабатывали себе на жизнь. Брат дедушки оказался Баршинским имамом, поэтому во время ужина со всей семьей мы немного узнали об отношениях между религией (исламом) и повседневной жизнью в городке. А после ужина, на вопрос, где можно поставить палатку, мы получили ответ, что спать мы можем в доме, и уже через несколько минут они постелили для нас пару постелей. Казахи, кажется, всегда готовы разместить у себя дома как друзей, так и незнакомцев. Тем вечером для нас снова растопили баню, снова на коровьем навозе, и на этот раз слишком жаркую, но, во всяком случае, это означало, что мы помылись и стали чище!

На следующий день мы решили прогуляться по “новому Баршино”, чтобы пофотографировать и пообщаться с местным населением. Как раз во время этой прогулки мы встретили еще одну бабушку с внучкой, которые позвали нас в гости на чай, а также угостили каким-то “дымчатым” сброженным коровьим молоком – только представьте, ужасно газированное, кислое, с привкусом дыма молоко! Хм… традиционно оно считалось панацеей от всей болезней… но по иронии судьбы после пары глотков этого молока нам могло потребоваться самое настоящее лекарство! После того, как мы объяснили бабушке причины, по которым мы путешествуем по казахстанской глубинке, она взяла с нас слово прийти к ней попозже вечером на традиционное казахское торжество. Ну и праздник же это был, скажу я вам! Во-первых, мы повстречались практически с каждым ребенком в городе. Затем в дом стали прибывать толпы горожан, по семье за раз, они приходили за тем, чтобы поприветствовать и сфотографироваться с нами, а затем спустя некоторое время удалялись восвояси. Позже настало время для музыкального концерта, во время которого пришедшая также на праздник учительница музыки спела и сыграла на домбре пару традиционных казахских мелодий (которые мы записали). Это было действительно впечатляющее зрелище, так как она обладала прекрасным голосом, и комната была достаточно маленькой. Позже мы ели бесбармак с несколькими ее близкими друзьями (включая и городского ветеринара), а также начальником полиции и городским управляющим. Бесбармак состоит из бульона, лапши и уложенного сверху мяса пяти видов, взятых из одного животного (лошади, овцы и т.д.), все ингредиенты расположены на одном большом блюде. Люди едят бесбармак из общего блюда руками, вылавливая тот или иной продукт из блюда, когда предоставится такая возможность. “Наш” бесбармак был изготовлен из конины. В процессе еды мы наткнулись на кишки и мускульное мясо, а также обнаружили комочки сала, что из себя представляли оставшиеся два куска мяса - так и остается загадкой.

После трапезы начальник полициипеределал традиционную казахскую песню, добавив в нее куплет о нас и нашем путешествии из Австралии в Казахстан, а затем спел ее (он также обладал сильным и звучным голосом), подыгрывая себе на домбре. (Все беседы, музыкальные представления, видеодневники и прочие эпизоды были записаны на видео, так что не волнуйтесь, в течение ближайших недель мы выложим некоторые из них в Интернет и вы также сможете их увидеть и услышать!) В тот вечер мы также запланировали посещение Баршинской школы – мы хотели пойти туда для того, чтобы рассказать детям об Австралии, а также встретиться там с переводчиком и расспросить с его помощью некоторых учителей о казахской культуре.

Позже тем же вечером мы возвращались домой по темной степи, и это оказалось не так уж и просто. Мы немного потерялись, взяв за ориентир не тот колодец, и, в конце концов, заехали в деревню с другой стороны. Позже мы всё же разобрались в чем дело и, ведомые светом фонариков, нашли правильный путь. После всех этих приключений мы порядком устали, а завтра предстояло рано вставать, так что, придя домой, мы сразу же легли спать…с тем чтобы проснуться где-то через два часа от режущих болей в животе и тошноты. Впрочем, всё было не так уж плохо, боль длилась не так долго, чтобы можно было поставить диагноз, так что мы просто ее перетерпели. Никаких проявлений болезни, кроме потери аппетита на следующее утро, не наблюдалось, тем всё и закончилось.

Утром мы были уже в норме и после завтрака на скорую руку (много хлеба и очень много чая…литры…без шуток!) отправились в школу, “вооруженные” лишь видеокамерой, двумя фотоаппаратами, магнитофоном, инвертером постоянного и переменного тока, внешним микрофоном, треногой, ноутбуком и кучей других приспособлений. Весь день был посвящен нам одним, что, в общем-то, приятно удивило и даже потрясло. В школе был объявлен выходной, это было сделано специально для того, чтобы организовать для нас традиционное казахское представление (с музыкой и танцами) и ответить на все интересующие нас вопросы (с помощью учителя казахского языка, который также немного говорил и по-английски). Мы, в свою очередь, также должны были как-то выступить и, в ответ на просьбу исполнить какую-нибудь австралийскую песню, неумело спели “Вальс Матильды” - неофициальный гимн Австралии (только первый куплет!). Им, кажется, понравилось, причем понравилось настолько, что на этот раз они попросили нас спеть настоящий национальный гимн Австралии. И снова нас хватило только на один куплет (пришлось вспоминать слова еще со школьных времен). Затем снова наступила их очередь выступать, и тогда все школьники выпрямились, приложили руки к сердцам и, напрягая лёгкие, стали петь “Мой Казахстан” (их национальный гимн). Они пели настолько громко, что нас при этом почти что сдуло, в прямом смысле! Интересными оказались и школьные туалеты, только представьте: используемая для общественных нужд длинная канава в земле…а ведь еще нужно смотреть под ноги, чтобы не наступить на что-нибудь эдакое!

В тот вечер, вернувшись в старое Баршино, мы настояли на том, чтобы помочь хозяевам на ферме (было не так просто уговорить их разрешить гостям помогать по хозяйству!). Мы присоединились к женской части семьи и стали доить с ними коров. Очевидно, мы пока еще не сильно преуспели в дойке…Казахские женщины были настолько ловкими и умелыми, что со стороны всё выглядело очень просто, однако когда мы попытались, следуя их примеру, подоить корову сами – молоко закончилось уже через 10 секунд! Что ж, во всяком случае, мы сумели повеселить и рассмешить всю семью.

На следующий день (наш последний полный день в Баршино) мы решили попробовать испечь им традиционный австралийский десерт. Сначала мы хотели приготовить торт со взбитыми сливками и фруктами, но в сельской местности, как оказалось, не так уж много свежих фруктов. Поэтому вместо торта мы решили спечь пару меренг и отправились в местный магазин за яицами и сахаром. Найти пригодную для приготовления меренг утварь, однако, оказалось не так уж просто. Например, им пришлось позвонить соседям и одолжить на время их старую электрическую печь, возраст которой насчитывал уже 80 лет – только лишь для того, чтобы мы могли ее использовать! Теперь и мы смогли угостить хозяев дома чем-то сладким. Им, кажется, понравилось или, во всяком случае они смогли это проглотить. Больше всего меренги понравились им в сочетании с домашними сливками…в таком виде они немного походили на торт со взбитыми сливками, который мы сначала хотели приготовить…так что всё прошло хорошо.

На следующее утро перед отъездом мы обменялись подарками: Роджер получил казахскую шляпу, а Мэган – бабушкин шарф, в обмен на всё это хозяева получили фотографии, орехи и сухофрукты. Мы чувствовали, что в некотором смысле злоупотребили их гостеприимством и
”засиделись”, потому как провели в Баршино слишком много времени. С другой стороны, выражения их лиц в тот момент, когда мы паковали вещи, говорили об обратном – возможно, этим людям понравилось принимать нас у себя в гостях и им было грустно видеть, как мы уезжаем.

К половине одиннадцатого мы снова вернулись на дорогу, наш путь лежал в Талдысай…насколько нам известно, это маленькая деревенька в 70 жителей, которой даже нет на нашей карте! После Талдысая мы еще немного поездим по деревням, которые встретятся нам по дороге в Жезказган. После Жезказгана мы планируем добраться до Кызылорды – на это уйдет около 14 дней езды, возможно между городами не будет воды….должно быть интересно…но никак не может сравниться с альтернативным путем: 20 дней в пустыне, езда по песчаным дюнам, отсутствие воды…

Внимательно следите за нашими видео, интервью и музыкальными клипами, которые в течение следующих нескольких недель появятся в сети!

Перевод Оксаны Шуптар. Оригинал новости на английском языке находится здесь.

11.05.2009. Коргалжын
от Роджера и Меган

"Без природы нет достойной жизни. Но где же она сама, чтобы сказать нам об этом?" - традиционная казахская пословица.

Коргалжын – городок с населением около двух тысяч человек, располагается в 50 километрах от огромной территории коргалжынского природного заповедника, занимающей 500 000 гектар. Этот заповедник – одно из сокровищ Казахстана, так как недавно он был включен в список культурного наследия ЮНЕСКО в силу того, какую важную роль он играет в путях перелета сотен видов африканских и азиатских птиц. Его основная привлекательность – это розовые фламинго, которые каждый июнь выбирают в качестве самого северного пункта гнездования побережье озера Тенгиз (большого соленого озера, расположенного в пределах парка). Заповедник также включает в себя большой отрезок степи, который является безопасным местом обитания представителей местной флоры и фауны. Мы решили проложить свой путь через этот регион потому, что это позволило бы нам увидеть и узнать немало интересного о живой природе Казахстана, а также обо всём, с чем можно встретиться в степи.

В четверг после половины восьмого мы наконец-то прибыли в Коргалжын, на данном этапе путешествия это был самый долгий день на колесах (70 км при встречном ветре). Наш план заключался в том, чтобы проехать через город и посмотреть, что да как, и, если возможности для кемпинга в городе не представится, отправиться дальше в степь и разбить лагерь в нескольких километрах от города. Мы продвигались по городу достаточно медленно, сопровождаемые иногда детьми на велосипедах. Проезжающие мимо машины чуть ли не врезались друг в друга, потому как их водители вместо того, чтобы следить за дорогой, удивленно смотрели на нас! Мы приблизились к городской окраине и замедлили ход, собираясь притормозить и подумать, куда ехать дальше, и тут к нам подошла пара казахских женщин. Они хотели в первую очередь знать откуда мы, а во вторую – куда направляемся, а затем одна из женщин отдала распоряжение следовать за ней к ней домой. Короче говоря, мы сделали то, что нам сказали.

Как нам показалось, это было достаточно безопасное мероприятие, так как в случае если бы ситуация по какой-либо причине вышла из-под контроля, мы всегда могли повернуть назад. Женщине было за пятьдесят и она была “вооружена” лишь булкой хлеба. Тем не менее, пока, следуя за ней, мы петляли по закоулкам и проезжали мимо заброшенных домов, женщина стала спрашивать о визах, паспортах и других документах, что показалось нам немного странным. Чуть позже другие люди, включая дюжину мальчишек, также присоединились к нашей “странствующей компании”. Все они делали знаки идти за женщиной, и мы начали немного волноваться. Меган спросила их, являются ли они родственниками женщины, но они ответили, что нет. Тогда она спросила, друзья ли они, и люди, посмеиваясь, хитро ответили, что да, друзья. На одном из участков пути женщина решила срезать путь, свернув в узкий переулок, проехать через который “Квики” не мог. Тогда мальчишки повели нас другим путем, и теперь уже мы находились на задворках незнакомого города, окруженные группой мальчишек и абсолютно потерявшие из виду женщину с хлебом…

Тем не менее, повернув за угол, мы снова встретили ее у входа в дом. Когда мы остановились, женщина разогнала мальчишек и стала настоятельно приглашать нас к себе в дом на чай. Мы активно пытались закрыть на замок и таким образом обезопасить свой багаж, но она говорила нам, что в этом нет необходимости и что мы должны зайти внутрь и перекусить. Обладая минимальным запасом ценных вещей в руках и карманах, мы всё же расстались с “Квики” и рискнули войти в этот странный дом. Зайдя внутрь, мы встретили еще одну женщину (которая, как нам показалось, была служанкой) и мужчину (который постоянно улыбался), а затем, устроившись на самых удобных стульях в доме, сели за уставленный всевозможными кушаньями стол. Там были плов, фаршированные кабачки, чай, печенье, сладости, свежее масло, сливки, сыр и многое другое. Лишь в этот момент мы наконец-то расслабились и…начали есть!

Затем стали прибывать гости. Первым пришел близкий друг хозяйки, который, как он выразился, “чуть-чуть говорил по-английски”. В ходе дружеской беседы на смеси русского и английского мы наконец-то поняли, что все эти люди были братьями и сестрами, что обеих женщин зовут Розами, а говорящий по-английски человек, оказывается, - школьный учитель физики. Еще нам рассказали о том, что “служанка” – полицейская, работающий в Астане, а другая Роза – государственная служащая. Это всё объясняло: вот почему они забросали нас вопросами насчет документов! Ведь эти люди имели бы серьезные проблемы, если бы кто-то узнал, что незарегистрированные иностранцы остановились в их доме, так что она, наверное, была обеспокоена насчет документов даже больше, чем мы сами! Ужин прошел громко и весело, это было, пожалуй, даже слишком для таких уставших путешественников, как мы. А еще он сопровождался несколькими порциями казахстанского коньяка, что сделало ужин еще более сюрреалистичным.

Позже один из мужчин рассказал нам об одной американке, которая живет в Коргалжыне и также говорит по-английски. А затем Роза сделала несколько телефонных звонков, и уже через несколько минут американка и русская женщина постарше появились у входа. Американка оказалась волонтером Корпуса мира, которая занимается организацией детских внешкольных мероприятий, а также помогает с подготовкой к открытию в ближайшее время информационного центра Коргалжынского природного заповедника в городе. Мы рассказали им о том, как попали в этот дом, а вскоре поняли, что всё совсем не так, как показалось нам вначале. Выяснилось, что, во-первых, обе Розы и остальные люди отнюдь не были братьями и сестрами, это была лишь шутка, на самом деле только двое из них были родственниками. Во-вторых, человек, который “чуть-чуть говорил по-английски”, уже не работал учителем физики, вместо этого он зарабатывал себе на жизнь тем, что гонял грузовики до Жезказгана и обратно (поэтому-то он и знал, что на дороге между Коргалжыном и Жезказганом 57 поворотов). И, наконец, наша встреча с Розой рядом с мечетью не была случайностью. Другая Роза ехала с работы из Астаны домой в полицейской машине, когда увидела, что нас проверяет полиция на главной дороге за Сабынды. Тем вечером брат Розы также видел, как мы ехали через город, поэтому он сказал ей искать нас в другой стороне города. Таким образом, Роза пошла к мечети, чтобы забрать нас, в то время как другая Роза была занята подготовкой к торжеству.

В ходе разговора мы также узнали, что Джесс (американка) знакома с тем волонтером Корпуса мира, с которым мы повстречались в Караганде, а также знает Максима, друга Виталия, которого нам было поручено найти в городе. Позже, когда они уже собирались уходить, в дверь постучали, и на пороге появились два полицейских. Очевидно, весть о прибытии двух иностранцев и о том, где они остановились, распространилась по всему городу. Полицейские были очень дружелюбны, они задали нам несколько вопросов о нашем путешествии, пока тщательно проверяли паспорта (рассматривая все картинки). После того как полицейские и другие гости ушли, наконец-то настало время спать, было уже больше 11 часов ночи. Впрочем, как раз в это время в доме показались другие мужчины (брат и водитель грузовика), которые возвращались домой с ночной попойки. Самым интересным было то, что домой с пьянки они возвращались за рулём - на своих больших грузовых Камазах, и оба едва ли что-либо понимали.

Следующим утром мы встретились с Людой (русской женщиной) и Джесс, и пошли посмотреть на еще не открывшийся туристический центр (его открытие было запланировано через неделю). Там для нас провели персональную экскурсию, в ходе которой мы осмотрели все предложенные экспонаты и узнали много интересного о различных птицах, животных и растениях, которые обитают на территории природного заповедника и за его пределами, в казахской степи. Хотя там и было написано о некоторых хищных птицах и змеях, которых стоит опасаться, мы всё же посчитали, что кемпинг в степи сопряжен с меньшим числом угроз и опасностей, чем кемпинг в Австралии, во всяком случае, во всём, что касается пауков и змей! Мы также немного осмотрели город в ходе пешей прогулки, а в участке встретили офицера миграционной полиции – очень милую женщину, которая показала нам, как добывать воду из родников, и рассказала о местоположении всех продуктовых магазинов города. В обед мы переехали из дома Розы в дом Люды, где нам по приглашению хозяйки предложили переночевать. Мы знали, что это принесет нам массу впечатлений, так как все три сына Люды должны были приехать на выходные домой, на день рождения ее племянницы. Мы были рады иметь возможность в одном и том же городе стать свидетелями как истинно казахского, мусульманского торжества (в доме Розы), так и русского, христианского семейного праздника (в доме Люды).

В тот вечер Люда в течение нескольких часов была занята приготовлением блюд для вечернего застолья, а также подготовкой к завтрашнему дню рождения. Мы помогали ей чистить картошку, но по сравнению с хозяйкой, делали это очень медленно. Она также приготовила домашнюю лапшу для супа и испекла большой торт ко дню рождения. Наконец-то в районе 11 часов вечера сыновья и их жены стали собираться на ужин. Все много и с аппетитом ели, разговаривали и смеялись, и, кажется, это был особый ужин для Люды и ее семьи. После застолья остро встала проблема найти в однокомнатной квартире место для того, чтобы разместить на ночь десятерых человек!

В субботу утром мы с Джесс и ее соседкой по квартире Диной пошли на парад по случаю 9 мая, которое служит напоминанием о погибших в войне людях (эквивалент дня Анзака). Дети выстроились в линии на улицах города для того, чтобы сопровождать машины с ветеранами и городских жителей на пути к школе, рядом с которой и должен был состояться парад. В ходе церемонии также принимали участие двигающийся походным маршем батальон и верующие мусульмане. Затем был организован концерт, главными участниками которого были одетые в национальные костюмы дети, которые пели, танцевали народные танцы и рассказывали стихотворения о войне.

В тот вечер к нам заглянула начальник полиции - для того, чтобы поздороваться и сфотографироваться сидя за рулем “Квики”. Она также лично организовала наш поход в баню на следующий день. Баня – традиционная русская сауна/купальный дом/душ, в которую люди ходят раз в неделю, так что мы с нетерпением ждали похода туда, даже несмотря на “полицейский эскорт”. Когда долгожданный день наступил, мы не слишком долго продержались в бане (обычно люди чередуют душ и сауну много раз и всё это время скребут своё тело до тех пор, пока оно не станет чистым), так как были совершенно не приспособлены к этой ужасной духоте. Однако после бани мы всё же чувствовали себя очень чистыми, в конце концов, поскрести и пообливаться горячей водой для разнообразия было довольно интересно!

Мы надеялись, что наш отъезд из города, запланированный на следующий день, пройдет хорошо, тихо и быстро, однако начальник полиции настояла на том, чтобы проводить нас на прощание до границы города. В результате всей этой шумихи, мы уехали из города только в районе пяти часов вечера и, прежде чем раскинуть лагерь, смогли проехать до начала степи лишь 7 километров. Дорога была такой ужасной, что мы ехали со скоростью три километра в час – по сути дела ехать по бездорожью в степи было гораздо проще, чем ехать по дороге! В то же время место для привала выдалось просто замечательное: вся степь была буквально покрыта “одеялом” из красных, фиолетовых, белых, желтых и голубых тюльпанов, характерных для данной местности. Степь выглядела потрясающе красиво, ожидалось, что сезон тюльпанов продлится еще около недели. Нам, бывало, приходилось раскидывать лагерь на альпийских высокогорных равнинах весной, когда цветут дикие цветы, но они не выдерживали никакого сравнения со степью около Коргалжына! Одним словом, просто посмотрите наши фотографии и убедитесь в этом сами!

Ладно, уже поздно, да и и батарейки на исходе. Наш следующий пункт назначения – это Баршино (снова сельская община около 700 человек, живущих пастьбой, и снова отсутствие водопровода). В общем, время идти спать вместе с тюльпанами!

До скорого!

Сумасшедшие Квикеры

Перевод Оксаны Шуптар. Оригинал новости на английском языке находится здесь.

10.05.2009. По дороге в степь
от Меган Керр и Роджер Чао

После череды задержек и проблем, мы, наконец, смогли провести наши первые ночи в пути.

Новая дата отправления (3 мая) была подтверждена. В Караганде организовалась команда велосипедистов, намеревавшаяся проводить нас из города утром того дня, в 8 часов. Для того, чтобы всё успеть, мы планировали встать в 6 и окончательно упаковать вещи и загрузить их. Но из-за постоянного недосыпания в последнее время мы оба чувствовали себя утром не особенно бодро. Поэтому, проснувшись в 6 часов от звука будильника, мы оба умудрились снова заснуть и проснулись уже ближе к половине восьмого.

Вдобавок ко всему, в Астане еще и пошел снег. В общем, день начинался не очень хорошо (наше снаряжение для холодной погоды уже было спрятано на самый низ сумок). Снег шел все утро, время шло час за часо м, 8… 9… 10 часов утра. А карагандинских велосипедистов так и не было, из чего мы решили, что они, наверное, передумали нас провожать. В некотором отношении, мы чувствовали облегчение, потому что у нас опять появилась куча дел, которые было необходимо закончить до отъезда. В довершение ко всему, простуда Роджера разыгралась не на шутку, и было очень сложно нагибаться, подниматься и делать все другие движения, необходимые для того, чтобы загрузить Quike. Взглянув на то, что происходит, и видя наши усталые и больные лица, родители Арсена решились на крайние меры и запретили нам покидать дом. Наверное, это было хорошей идеей. В итоге, наше отправление было перенесено на следующий день (4 мая).

Утром в понедельник, 4 мая, мы были, наконец, готовы (или почти готовы) к отъезду. Нам удалось отобрать 30 килограммов груза, которые будут отправлены в Бишкек (Кыргызская Республика), где в октябре мы начнем зимнюю часть нашего путешествия. К счастью, до того самого времени мы эти вещи не увидим. Что не может не радовать, так как груз, навьюченный на веломобиль уже достает стоящему возле него Роджеру до подбородка. Мы решили стартовать в 9 утра, так что после раннего завтрака попрощались и пошли загружать Quike для выезда. Однако, то, на что планировалось полчаса работы, затянулось аж до половины первого дня. Как же бежит время! Наша девятичасовая отправка была теперь перенесена на три.

В этот раз мы сдержали свое слово, и выехали на дорогу около 14.30. На прощание мать Арсена дала нам в путь немного уйгурского хлеба. Этот хлеб представляет собой круглые, твердые лепешки, толщиной в дюйм. Он высушивается для того, чтобы храниться в течение очень долгого времени, возможно, даже годами. Традиционно, его дают путешественникам перед отправлением, и они несут его с собой, для того, чтобы по возвращении разделить его с теми, кто помог им отправиться в путешествие. Мы не уверены, что сможем верн уться в Астану, но хлеб надежно запакован в нашем багаже, и, наверное, мы поделимся им с нашими семьями, по возвращении в Австралию.

Выезд из Астаны прошел без всяких приключений, и казалось, что, наконец, все технические вопросы были улажены. Несмотря на встречный ветер, мы надеялись добраться до Коргалжына на следующий день, так как полагали, что он находится в 70 км от Астаны. Однако, проехав около 20 километров, мы увидели дорожный знак, на котором было написано «Коргалжын 115 км», так что имеющаяся у нас информация, очевидно, была неверной. Но никаких проблем это не создавало, так как у нас с собой было достаточно воды, горючего и еды. Достаточно, чтобы продержаться даже пять дней.

Примерно в это время мы миновали административную границу Астаны, и сады сменились открытой степью. Было уже около половины шестого вечера, а несколько ночей до этого мы ложились довольно поздно, так что, было решено ставить лагерь. Когда мы устанавливали лагерь, какой-то пастух со своим стадом проходил примерно в 300 метрах от палатки. Он не обратил на нас внимания, отчего мы сделали вывод, что ставить палатку можно, где угодно. После этого мы быстро поужинали (в том числе, очень вкусным и традиционным копченым сыром, очень жестким, соленым и волокнистым, говорят, что он хранится годами). А затем сразу в постель, с желанием нагнать те бессонные ночи, которые преследовали нас последние месяцы.

Во вторник утром, после двенадцати часов сна, мы, наконец, выползли из палатки. Мы приготовили большой котелок каши с сухофруктами, и пока мы ели, еще какой-то пастух проходил в 200 метрах от нашей палатки со своим стадом. Заметив нас, он повернул в нашу сторону. Мы тоже пошли к нему навстречу и предложили ему казахских баурсаков (обжаренных в масле кусочков теста), которые дал нам в путь Арсен. Пастух поприветствовал нас, широко улыбаясь, и начался долгий разговор обо всем на свете, от национальностей и сыра, до Джеки Чана и Джорджа Буша, о погоде и о животных, и все это с использованием лишь корявого русского, книжки с картинками, ручки и бумаги. Мужчина рассказал нам, что его зовут Куандык, у него есть пять детей, и один из его сыновей сейчас служит в армии. Через некоторое время он решил, что надо вернуться к своим лошадям, и оставил нас с нашей кашей. Однако, к тому времени уже был полдень, и наши планы проехать еще сколько-нибудь километров за этот день потихоньку уплывали. Так что, мы решили расслабиться и просто отдохнуть, чтобы на следующий день уже ехать без остановок.

Позднее тем же вечером какой-то внедорожник остановился возле нашей палатки, и из него вышел мужчина, в котором Меган узнала Куандык а, только без большой меховой шапки, зимней куртки и войлочных ботинок. Однако, Роджер был на некотором отдалении от происходящего, поэтому принялся отчаянно объяснять этому человеку, что мы до этого разговаривали с пастухом по имени Куандык и прочее. В конце концов, рассмеявшись, все всё поняли. Было решено навестить Куандыка позднее тем вечером, поэтому мы начали движение по степи примерно в том направлении, где, по указаниям, находился его дом. Однако, проехав несколько минут, мы увидели, что у нас спускает заднее колесо. Пока мы разбирали его и транспортировали Quike обратно на место нашего лагеря, двое узбеков (у одного из которых весь рот был полон золотых зубов, а ноги одеты в дедушкины тапочки) остановились возле нас и пригласили попить вместе с ними чаю. Вернув веломобиль на место прошлой стоянки, мы выдвинулись для долгой прогулки через степь, чтобы найти их в деревне (как всегда, мы не знали точного местонахождения). Но как только мы вошли в деревню, они начали нам активно махать руками, так что поиски были недолгими. Нам был предложен небольшой ужин: приятно пахнущий горшочек с запеканкой и хлеб. В ходе разговора, который мы пытались вести, мы вскоре выяснили, что едим блюдо, приготовленное из кишков лошади. Да, для нас обоих это был совершенно новый опыт!

На следующий день мы определили причину спущенной шины (это был не прокол, а ослабленный грибок клапана, который был подтянут и с легкостью приведен в порядок). Мы решили, что будем ехать целый день, но этот план был затруднен нашей ошибкой - мы снова не выехали до полудня. А затем, примерно в пяти минутах от нашего лагеря мы поняли, что потеряли кнопку переключения передач с одной из задних вилок. Так что, нам пришлось останавливаться для немедленного ремонта (спасибо Флориану за запчасти!). На этот раз мы закрепили их очень основательно :-) В тот день удалось проехать еще около 40 км, так что мы постепенно начинаем входить в нормальный для велосипедных путешествий ритм.

На следующий день (в четверг) мы надеялись добраться, наконец, до Коргалжына, до которого все еще оставалось около 70 км. Слабый попутный ветер вначале немного упрощал нам задачу, но после обеда он превратился в умеренный боковой или встречный. Как говорил нам Куандык, 9 из 10 дней ветер в степи дует со штормовой силой, так что ничего удивительного в этом не было.

Около 14.30 мы остановились для позднего обеда внутри автобусной остановки неподалеку от поселка. Не успели мы вытащить наш хлеб, масло и соль для того, чтобы покушать, как к нам подошли три человека и пригласили нас в будку линии электропередач (где они работали). Это было хорошей идеей, а когда мы зашли, то поняли, что нас зовут не только на чай. Нам предложили леденцы, печенье, сыр, картофель и даже место, где можно было вздремнуть. Но нашего времени хватало только на чай с печеньем. Взамен мы подарили им маленьких коал и пару фотографий.

Тем вечером, около половины восьмого, мы, наконец, достигли Коргалжына. Мы планировали отъехать от городка на пару километров, прежде, чем снова ставить лагерь в степи. Однако, проезжая мимо мечети, мы были окликнуты женщиной, которая сказала нам следовать за ней в ее дом. Мы были немного взволнованы, но, тем не менее, последовали за ней через закоулки и переулки. Надо сказать, что это довольно долгая история, так что вам придется немного подождать следующего обновления, чтобы узнать, что же с нами произошло.

В настоящее время мы, по большому счету, все еще добираемся до места старта нашей экспедиции, так что, для нас она еще, на самом деле, не началась. Но точно начались приключения и истории!


Перевод Виталия Шуптара. Оригинал новости на английском языке находится здесь.

   
   

©ОО ИГО 'АВАЛОН', 2005-2016
Перепечатка материала - только с указанием источника