Историко-географическое общество "АВАЛОН"
начало / проекты / реализованные / "Китай - Юго-Запад 2007" / Субтропический челлендж
 

СУБТРОПИЧЕСКИЙ ЧЕЛЛЕНДЖ

Предисловие
Глава 1. А ПОТОМ КТО-ТО ВКЛЮЧИЛ ДОЖДЬ
Глава 2. ПО ГЛИНЕ К ЭТИМ САМЫМ
Глава 3. ТУМАНЫ ЮННАНИ
Глава 4. ПО ДОРОГЕ ИЗ СЕРОГО БУЛЫЖНИКА
Глава 5. ЗА ГУЛЯРОМ В ЛИЦЗЯН
Глава 6. NO PROBLEM - ЭТО НЕ ПО-КИТАЙСКИ

Глава 5. ЗА ГУЛЯРОМ В ЛИЦЗЯН

Раз, два,три, четыре...
Утренняя зарядка на главной площади
В Юантоне
В окружении стражей храма

На следующее утро, после похода в банк, мы, наконец, почувствовали себя людьми. А затем, за несколько дней в Куньмине, мы смогли увидеть практически все городские достопримечательности. Ведь, несмотря на то, что исторический центр города варварски разрушается, и на его месте возводятся высотные бизнес-центры, гостиницы и магазины, в Куньмине ещё есть, на что посмотреть. Мы побывали возле древних пагод времён династии Тан (выяснив, правда, позже, что на самом деле, одна из них, отнюдь не древняя), посетили буддийский храм с тысячелетней историей - Юантон, погуляли по дорожкам парка Green Lake – самого известного парка города, где местные жители, сообразно китайскому образу жизни, проводили время в групповых танцах и музыкальных представлениях. Мы даже посетили музей Куньмина – весьма своеобразное место, где, с одной стороны, ничего не надо платить за вход, а с другой, можно за весьма солидные деньги приобрести реально древние вещи.

А в голове у древних динозавров были болты
В музее Куньмина
Штанишки-жилетки прикупили
Обновки
Сзади - Восточная пагода
На фоне пагоды

Но нас больше интересовали покупки другого рода. Так получилось, что из-за влажного климата большая часть наших вещей пришла в негодность. В вечер нашего приезда в Куньмин я сразу же выбросил свои кроссовки, а затем пришёл черёд джинсов (и моих, и Лениных), шорт, жилета, нескольких футболок, шлёпок и множества других хорошо послуживших нам вещей. В связи со всем этим, шоппинг занял у нас солидную часть времени, благо, что магазинов со снаряжением и походной одеждой в Куньмине было предостаточно.

Вот оно счастье-то!
Макдональдс

Несколько дней вынужденной голодовки по дороге до Куньмина давали о себе знать, поэтому местные заведения общепита запомнились нам больше всего. О моей любви к «Макдональдсу», наверное, можно было бы написать поэму. По крайней мере, в предвкушении биг-мака с картофелем фри, равно как и во время их поглощения, я начинаю говорить весьма высоким слогом. Лена неоднократно замечала, что мои фразы очень подошли бы для какого-нибудь рекламного ролика. К счастью, «Макдональдс» находился неподалеку от площади Жиньби, то есть, буквально в трёх шагах от хостела, и я имел возможность неоднократно вкушать там так любимую мной «вкусную и нездоровую пищу».

Я тебя съем!
Начало

Но апофеозом нашей, так называемой, гастрономической деятельности в Куньмине стало посещение места под названием «Happy Steak». Не буду врать, попали мы туда практически случайно, так как долго не могли найти общественный туалет. Ну и, к тому же, данная нам незадолго до этого в парке листовка гласила, что здесь можно не очень дорого покушать. В общем, мы решили совместить необходимое с приятным. Правда, справив нужду, мы были слегка огорошены ценами – ведь указанная на листовке цифра, оказывается, имела отношение к детям, а не к взрослым. Для взрослых применялись цифры на порядок больше, к тому же деньги брали вперед, что совсем несвойственно для местных кафе. Ещё не поняв, куда мы попали, мы решили, что брать самое дешёвое – это как-то несолидно, и выбрали блюда средней стоимости. А потом я попросил два пива, на что получил непонятный ответ по-китайски. Я долго пытался объяснить, что нам нужны просто два пива, а мне показывали рукой куда-то вправо и утвердительно кивали головой. Не успели мы расстроиться от перерасхода денег, как, после наблюдений за другими посетителями кафе, в наши головы стали закрадываться радужные мысли. Ещё через пару минут мы поняли – мы находимся в месте, где заказав один стейк, ты получаешь право на то, чтобы есть и пить в любых количествах всё то, что имеется вокруг. Другими словами, нас ждало испытание под названием «шведский стол», что в нашем случае означало испытание жадностью. Сложно описать или даже хотя бы перечислить все те блюда и напитки, что нам пришлось отведать за тот вечер. Скажу лишь, что мы запихали в себя всё: начиная от многочисленных салатов и заканчивая разнообразнейшими десертами. На самом деле, если бы не вечерний автобус в Лицзян, мы бы остались тут до закрытия, ну или до того момента, когда нас уже начали бы выгонять.

Большую часть вещей, в том числе, и оба велосипеда, мы оставили в хостеле, куда намеревались вновь вернуться после Лицзяна. На самом деле, «Hump» оказался весьма приятным местом, к тому же, расположенным в самом центре города – с его террасы открывался приятный вид на площадь Жиньби. Правда, персонал хостела, казалось, даже не делал попыток запомнить постояльцев в лицо. На такие мысли наводил тот факт, что девочки-администраторы каждый раз здоровались со мной по полной форме (очевидно на всякий случай), если даже до этого я подходил к ним десять минут назад. Я, конечно, понимаю, что мы для них все «на одно лицо», но всё-таки…

примерно в том районе, где жил Гуляр
Улица Лицзяна утром
сидя в гостинице
Перечитывая Гуляра

На следующее утро мы (Лена – впервые, а я - уже в очередной раз) оказались в непосредственной близости к загадочному и легендарному Тибету, а точнее говоря, на его восточной окраине. Конечно, надо когда-нибудь будет попасть и в сам Тибет, но это дело будущих путешествий. Ведь наша нынешняя затея предполагала Лицзян в качестве своей финальной точки, так как именно в Лицзян попал в начале сороковых годов прошлого века русский эмигрант Пётр Гуляр. Этому человеку было суждено стать самым великим исследователем культуры народа «наси», а также написать несколько весьма интересных книг о своих путешествиях. В его, так и не переведённой на русский язык, книге «Forgotten kingdom» («Забытое королевство»), Лицзян предстаёт перед читателем этаким райским уголком. И неудивительно, ведь Гуляр очень любил этот горный городок и считал, что именно здесь он нашел своё место на Земле.

пока никого нет
Утренняя идиллия
нашествие началось
Толпы туристов

Нельзя сказать, что о Гуляре забыли. Скорее, о нём, не очень-то и помнили. Может оттого, что его немногочисленные книги писались им на английском языке, может быть, оттого, что его интересный и живой слог, не претендуя на излишнюю научность, присущую классическим исследователям, представлялся чем-то несерьёзным. Гуляр и не был учёным, но труд, написанный им по итогам девятилетнего пребывания в Лицзяне, стал бы гордостью любого этнографа. В Китае, как я полагаю, тоже не особо хорошо отнеслись к творению Гуляра, описавшего приход коммунистов в Лицзян, как конец света. Ведь проведя в восточном Тибете почти девять лет, Гуляр уезжал отсюда в 1949 году словно беглый преступник, втайне от всех, и он прекрасно понимал, что навсегда покидает свой рай. Хотя, скорее всего, он не мог не понимать и то, что рая больше нет...

Ох, не надо было вчера столько пить...
Наси и Кока-кола
Покупаем древние карты!
Бабушки с древними картами

Раннее утро в Лицзяне было идиллическим и тихим. Попав в старый город, мы расположились на рыночной площади (Сифан Жие), которую описывал в своей книге Гуляр. Редкие местные жители, редкие туристы, практически никто и ничто не тревожил эту спокойную обстановку. Но не прошло и часу, как рыночная площадь и улочки старого города были буквально наводнены многочисленными туристическими группами, а также теми, кто туристам был намерен помогать. Среди последних можно было выделить наси, танцующих напоказ свои народные танцы, тибетцев на лошадях, с которыми можно было сфотографироваться за деньги, а также многочисленных бабушек-наси, продающих туристам «древние» карты Лицзяна (на самом деле, представлявшие собой обычные современные карты, просто с намёком на старину), на которых можно было найти, например, такую «культурную достопримечательность» города, как фаст-фуд KFC. Слишком ненастоящим и и фальшивым казалось всё вокруг, и это навевало печаль. Неприятно осознавать, что наследие наси и других местных народов стало всего лишь хорошо продаваемым туристическим продуктом, тем, что культивируется исключительно по причине своей финансовой прибыльности.

домашняя атмосфера
Дворик нашей гостиницы
Книга Гуляра - справа внизу
Книжная полка в Лицзяне

В одной из книжных лавок старого города я увидел ту самую книгу, благодаря которой мы попали в Лицзян. На полке, рядом с произведениями Джозефа Рока и Джеймса Хилтона, лежала и книга «Forgotten Kingdom» Петра Гуляра.

Несмотря ни на что, мы хотели найти и хоть немного почувствовать тот старый, настоящий Лицзян. Мы поселились у подножия Львиного холма, неподалёку от рыночной площади. Именно в этом районе, по нашим предположениям, обитал более 50 лет назад Гуляр. Наша гостиница располагалась в обычном доме наси, что не могло не радовать. Внутренний дворик совсем не отдавал гостиничной атмосферой, да этого и не могло быть, ведь из множества имеющихся в доме комнат, гостям сдавались только четыре или пять. В остальных жили своей обычной жизнью обычные местные жители.

Фотография без горы на заднем плане
Классическое фото

К северу от старого города находится главная достопримечательность Лицзяна - пруд Чёрного дракона, являющийся прямо-таки местом массового паломничества туристов. Ведь именно отсюда все стараются сделать самую обязательную фотографию в Юго-Западном Китае. Классический вариант снимка должен выглядеть следующим образом: непосредственно пруд, мост, ведущий к небольшой пагоде по центру, склон Слоновьей горы справа и заросли зелени слева, ну, и, конечно же, Снежный (или Нефритовый) пик (китайское название – Юлон Суешань), служащий фоном для всей композиции. Нам не очень повезло, так как ни в тот день, ни в дни, последовавшие за ним, гора так и не показалась из-за облаков. Поэтому сей важный элемент на наших фотоснимках отсутствует. Но честно говоря, мы не в обиде, так как нам посчастливилось попасть в парк Чёрного дракона совершенно бесплатно. Почему-то на входе никто не остановил нас и не потребовал предъявления билета или платы за проход, что до сих пор является для меня загадкой. Илэна, девушка из Израиля, жившая вместе с нами в гостинице, рассказала, что вообще-то стоимость единого билета, с которым можно посетить, в том числе, и парк, составляет около 12 долларов.

Надеюсь, это все-таки он
Монастырь Фугуо (предположительно)
Однозначно, его отреставрированная часть
Часть монастыря Фугуо, перенесенная в парк

Гуляр очень много писал о монастырях Лицзяна, и особое место в его заметках занимал монастырь Шангри Мупо Гомпа. Именно его мы и намеревались найти и посетить. Но несколько часов, проведенных над картами и в блужданиях по просторам Интернета, окончательно убедили меня в том, что если монастырь Шангри Мупо и существовал когда-то, то в последующем любые следы его существования были просто-напросто стёрты с лица земли. Это, конечно, и неудивительно, ведь во времена «культурной революции» в Китае было уничтожено огромное количество культовых сооружений. Не найдя Шангри Мупо, мы решили попасть в какой-нибудь другой из окрестных монастырей, для чего двинули пешком на север от города, по направлению к деревеньке Байша – бывшей столице королевства наси. Именно в непосредственной близости от неё находились, согласно Lonely Planet, руины монастыря Фугуо, когда-то одного из самых больших монастырей Лицзяна. Мы проделали довольно большой путь, вначале вдоль автострады до Байши, а потом начали подниматься по небольшим тропинкам, забирающимся всё выше и выше. Мы снова с ног до головы перепачкались в красной глине, и, как всегда, очень не вовремя начал усиливаться дождь. Лена осталась ждать меня у подножия одного из холмов, а я, спросив у местных пастухов про монастырь, продолжил подъём в указанном ими направлении. В конце концов, я вышел к каким-то развалинам, но я до сих пор очень сильно сомневаюсь в том, что это и были руины монастыря Фугуо. Сделав несколько фотографий и побродив среди останков оград и зданий, я решил, что надо быстрее спускаться вниз: дождь всё усиливался, и вскоре должно было начать темнеть, а нам ещё нужно было найти в Байше транспорт до Лицзяна. За минут двадцать-тридцать я смог спуститься по совсем уже размокшей глине вниз к Лене, а еще через двадцать минут мы входили в Байшу.

Делай деньги, делай деньги, а остальное все - дребебедень!
На работу!

Надо сказать, конечно, что местные монахи весьма деградировали от наплыва туристов. Они очень привыкли к своей роли аутентичных жителей города, которые, якобы, создают необходимый исторический фон, и, очевидно, именно за эту свою роль они очень любят клянчить у туристов деньги. Причем, делается это весьма настойчиво и бесцеремонно. Но мы ведь не интеллигентные западные туристы, поэтому на наглость привыкли отвечать грубостью, хоть и на своём великом и могучем русском языке. Если бы мне кто-нибудь рассказал, я бы не поверил, но, хотите верьте, хотите проверьте – на русскую фразу, посылающую надоедливого монаха в трёхбуквенном направлении, сей «святой человек» ответил всемирно известным англоязычным эквивалентом ругательства, но, что показательно, сразу же отстал от нас. Мы были поражены силой русского языка, и, что не менее важно, его интернациональностью (недаром, русский является одним из основных языков ООН, и на нём разговаривал Ленин!).

Ну, где же вы ..., выручайте дядю
Red Light District
Чарующее зрелище
Ночной Лицзян

Ночная жизнь в Лицзяне бьет ключом. С наступлением темноты, на домах старого города зажигаются тысячи красных фонарей, и даже на деревьях включается подсветка. Всё это, конечно, создает очень красивую картинку, которую хорошо воспринимать именно как картинку, то есть без звука. Потому что звук, сопровождающий эту красоту, никак, кроме как «шумом» и не назовёшь. Двери ресторанов и ночных клубов открываются, многочисленные зазывалы, пытающиеся затащить новых посетителей в свои заведения, громкая музыка самых разных направлений, разговоры тысяч туристов… Атмосфера праздника, бесспорно, чувствуется. Но ощущение спокойствия и умиротворённости это место, очевидно, утратило навсегда.

Многие называют Лицзян Венецией и неудивительно, ведь через старую часть города проходит огромное количество небольших каналов. Конечно, гондольеров и звуков мандолины тут нет, но вечернее зрелище водных артерий, в которых отражается красный свет фонарей, выглядит, в некотором роде, завораживающе. Но опять же, только картинка и желательно без звука.

Близость Тибета в Лицзяне также всячески эксплуатируется. А магическое слово «Шангри-Ла» уже давно на слуху у каждого второго зарубежного туриста, приезжающего в регион. Зная о популярности книги «Потерянный горизонт» Хилтона, а также снятых по ней фильмов, китайцы поступили предельно просто – они решили, что для страны с названием Шангри-Ла должно быть место в реальном мире. Я слышал о том, что ещё какое-то время назад просто-таки на государственном уровне велись споры о том, где на самом деле находится Шангри-Ла! (всё это очень удивительно, если принять во внимание, что страну сию придумал некий английский писатель). В конце концов, как я понял, провинция Юннань победила в этом соревновании Сычуань, и теперь все знают, что Шангри-Ла находится там же, где и городок Жондянь. Не буду утверждать, но, как мне показалось, город переименовали, так как всё чаще оба названия используются вместе, причем Жондянь указывается в скобках.

израильская журналистка
Илэна

Илэна как-то поделилась со мной своими планами о том, что она собирается вместе с другом встретить еврейский новый год в некоей тихой тибетской деревне под названием Шангри-Ла. Она очень сокрушалась, что не может найти это место на карте. Но еще больше она сокрушалась после того, как я рассказал ей о том, что Шангри-Ла – это не тихая деревенька, а, по сути, новое название довольно большого города Жондянь. Последний она, очевидно, знала хорошо, потому и новогодняя поездка была отменена. Плохо, когда ожидания бывают обмануты, но лучше раньше, чем позже.


Барсов покупаем, не проходим мимо
Шкуры снежных
барсов

Не знаю уж, то ли следует ставить это в заслугу Гуляру, занимавшемуся организацией соответствующих кооперативов, то ли здесь больше преуспели китайские коммерсанты, чьими усилиями продвигается развитие туризма в регионе, но народный промысел в городке развит просто в огромных масштабах. Причем, весьма качественные и обычно дорогие вещи здесь можно купить временами за смешные деньги. Так, в Лицзяне можно с лёгкостью и сравнительно недорого приобрести шкуру снежного барса (правда, представляю себе, с какими сложностями был бы связан её вывоз из Китая и ввоз в Казахстан). А добротная кожаная «ковбойская» шляпа, которую Лена купила за 10 юаней (немногим больше одного доллара), уже на казахстанской территории вызывала у окружающих неподдельную зависть и постоянные вопросы о том, а не хочет ли она ее продать.

Не хочу уподобляться Дмитрию Крылову с его «Непутёвыми заметками», но я просто не могу не упомянуть о лицзянских общественных туалетах, расположенных в старом городе. Сии заведения просто-таки «дворцового типа» обладают ресепшеном при входе, шикарной деревянной отделкой внутри, огромным количеством всевозможных сенсоров и полной автоматизацией любых процессов. Честно говоря, впервые зайдя в подобное заведение, я вначале подумал, что ошибся, и это какая-то гостиница. И даже справив нужду, я ещё какое-то время продолжал считать, что это, очевидно, гостиница, которая содержит, в том числе, и платный туалет. Однако, в связи с дальнейшими визитами в подобные заведения, я понял, что никакой гостиницы там не было, был просто туалет. Да уж, обслуживание этой человеческой потребности поставлено в Лицзяне на очень высокий уровень.

Дзынь!
За окончание путешествия!

Что же касается другой человеческой потребности, каковой является питание, то с этим в Лицзяне тоже проблем не наблюдалось. Правда, нас, как и многих других, также вдохновляла близость Тибета, и именно тибетской кухни хотели мы отведать, планируя поездку в Лицзян, ведь, ориентируясь на мои старые впечатления, она должна была стать нашим спасением после безумно острой китайской еды. Конечно, тибетские кафе в Китае отличаются от подобных заведений, допустим, в Непале. И первое, что бросается в глаза, это наличие палочек и отсутствие портретов Далай-Ламы. Ну и цены, конечно, на порядок выше. Именно в тибетском кафе мы с Леной решили отпраздновать за несколько часов до отъезда из Лицзяна завершение нашей экспедиции по Китаю. «Момо» вызывали ассоциации с Непалом и чувство лёгкой ностальгии по Катманду. А пиво затягивало разум приятной дымкой воспоминаний. На самом деле, я очень люблю, когда в новых путешествиях проглядывается связь с предыдущими. Это словно говорит о том, что всё еще впереди, и эта поездка – лишь очередная ступень на пути к чему-то новому.

Лёжа в ночном автобусе, следующем из Лицзяна в Куньмин, я потихоньку начал осознавать, что теперь начинается дорога домой, даже несмотря на тот факт, что от дома нас отделяли многие тысячи километров и несколько недель пути.

[0] [1] [2] [3] [4] [5] [6]


©ОО ИГО 'АВАЛОН', 2005-2017
Перепечатка материала - только с указанием источника