Историко-географическое общество "АВАЛОН"
начало / проекты / реализованные / экспедиция "Непал 2004"
 

ЗЕМЛЯ НЕСЛУЧАЙНЫХ ВСТРЕЧ
ИЛИ ОКОЛЬЦОВАННЫЕ АННАПУРНОЙ


Глава 1. ДОЛГАЯ ДОРОГА ДО КАТМАНДУ
Глава 2. КАТМАНДУ И ЕГО ЛЮДИ
Глава 3. ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ЛЕТА В ЗИМУ
Глава 4. МЕЖ ДВУХ ВЕРШИН
Глава 5. СОННЫЙ РАЙ
Глава 6. ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА С ТОБОЙ
Глава 7. ЧЕРЕЗ ПОЛСВЕТА ЗА ШЕСТЬ ДНЕЙ

Глава 4.  меж двух вершин

Спуск с перевала был просто сумасшедший. Ноги из-за ужасно резкого снижения сами несли нас вниз в "самую глубокую на свете" долину реки Кали Гандаки. Самой глубокой она считается потому, что разделяет два восьмитысячника - Дхаулагири (8167 метров) и Аннапурна-1 (8091 метров). К тому времени, когда мы с Димкой поднялись на перевал, Юля и Паша уже успели сильно замерзнуть, поэтому они решили не дожидаться, пока мы отдохнем, и пошли вниз раньше, договорившись остановиться и дождаться нас в Муктинатхе.

Один из очаровательных видов, во время утомительного спуска
Один из очаровательных видов, во время утомительного спуска

Ужасно хотелось пить, но, к моему удивлению и огромному сожалению, ни одной лавки или киоска на нашем пути не попадалось. Ругая на чем свет стоит всех непальцев, которые на подъеме ставили киоски через каждый час пути, я уже начал было есть снег. Однако, это было совсем не то, чего я сейчас хотел. Мы уже и так отставали от графика и по-любому не успевали на встречу с Пашей и Юлей, которая планировалась на обед. Больше всего я хотел холодного пива, и эта навязчивая мысль преследовала и подгоняла меня весь наш спуск. Как слабое утешение, появлялись воспоминания еще об одном спуске с перевала, который был летом на Тянь-Шане. А ведь тогда нужно было пройти намного больше, чем сейчас. И я это сделал. Значит и сейчас пройду. И в конце концов, так же как и в прошлый раз, попью холодного пива.

Моим мечтам было суждено сбыться лишь в Чабарбу (маленьком поселке, который обычно даже на картах не отмечают) после того, как мы уже "сбросили" больше тысячи метров. Но тем не менее, это все равно было самое "высокогорное" пиво в моей жизни - 4290 метров.

Две бутылки "Туборга" и снова в путь. Пиво дало о себе знать сразу же. Мы с Димкой шли по пустынной долине и во все горло орали песни. Хитом номер один была "Это все" ДДТ. И как-то уже не так сильно переживалось по поводу того, что Паша и Юля ждут нас в Муктинатхе. Пейзажи впечатляли, и фотоаппарат все чаще щелкал затвором.

Монастырь
Монастырь

Спускаясь с перевала, почти все время видишь Муктинатх и долину за ним, наверное, аж до самого Кагбени. Как будто бы до них рукой подать. Но ощущение это очень обманчивое. На самом деле нам еще предстояло идти и идти. Земли, которые можно было видеть справа от нас, это уже "запретное княжество Мустанг". Конечно, в наши дни оно уже не такое запретное, как раньше, но входная плата в размере 700 долларов, плюс плата за съемку и необходимость обеспечивать официальное лицо, которое в обязательном порядке должно сопровождать вас, создает некоторую эксклюзивность данного района при его посещении.

Паша и Юля ждали нас в Муктинатхе. Там же мы пополнили запасы продовольствия, а затем двинулись в поисках места для палатки. Остановились мы неподалеку от городка Джаркот, представлявшем из себя своеобразную крепость вытянутой формы, расположенную на холме. Палатку ставили почти на болоте, так что мы с Юлькой даже успели в эту трясину слегка провалиться.

Потом были два дня, которые мы шли по широкой долине реки Кали Гандаки. В лицо нам дул сильный ветер, поднимавший с земли огромные тучи пыли. Было что-то нереальное в этом пейзаже. Люди и караваны животных, похожие на песчинки, на фоне огромных масштабов дикой природы.

Вход в Джомсом лично мне ужасно напомнил Латинскую Америку (именно такой я себе всегда представлял, например, Мексику). Белые заборы с высокими арками, летающие по ветру обрывки газет, не по-непальски беспокойные гавкающие собаки, пыльная равнина и горы вокруг… Хотелось, чтобы все это сопровождала какая-нибудь из мелодий Мориконе про Дикий запад.

Под конец одного из этих пыльных дней мы остановились в городке Марфа. Здесь мы наконец смогли помыться, чему все были несказанно рады. Особенно Юля с Димой, которым досталась еще горячая вода. Марфа на самом деле осталась в памяти просто чудесным местом. С нашего балкона были видны снежные вершины Нилгири и буддистский монастырь. Все это создавало какую-то умиротворяющую идиллию. Всю ночь из монастыря были слышны удары барабанов, говорящие о том, что у монахов идет мистерия.

Аннапурна-1 - самый "маленький" из четырнадцати восьмитысячников. Но соотношение поднявшихся и неспустившихся у этой коварной вершины самое неутешительное. Увидели мы Аннапурну, вокруг которой и проходил весь наш поход, только на двенадцатый день пути, уже войдя в зону умеренного климата.

Аннапурна 1, 8091м
Аннапурна 1, 8091м

Я люблю умеренный альпийский климат. Именно поэтому район от Калопани до Лете мне понравился больше всего. Однако, чем он превосходил альпийские ландшафты, так это наличием двух восьмитысячников - Аннапурны-1 с одной стороны и Дхаулагири с другой. В голове стали упорно кружиться мысли о ценах на недвижимость в данном районе и мечты о возможном переезде в эти восхитительные места.

Мы уже начали устанавливать палатку, как неожиданно Димка, чуть ли не подпрыгнув, почти закричал, чтобы мы доставали фотоаппараты. А когда мы повернулись в ту сторону, в которую он смотрел, то поняли, что доставать фотоаппараты было из-за чего. Из-за облаков на нас смотрела покрытая снегом вершина Дхаулагири. Картинка была настолько, что называется "классикой жанра", что ее просто нельзя было не запечатлеть на пленку.

Дхаулагири вечером, 8167м
Дхаулагири вечером,
8167м

На следующий день пейзаж стал приобретать все более субтропические очертания. В моем воображении местность стала похожей на Южную Америку, например, на какую-нибудь Колумбию. Как оказалось, совсем не зря.

Гашиш здесь не продает только ленивый. Еще в Катманду нам каждый день по многу раз уличные драг-дилеры нашептывали "Хасыс, хасыс". Но здесь, в горах, цены на данный продукт, кстати, весьма популярный среди туристов и местного населения, были совсем бросовыми. Как выразился Паша, "полугодовой запас" здесь стоил около 20 долларов. И все местное население, от мала до велика, пыталось нам всучить сей продукт. Здесь, как всегда нужно было торговаться. И смешные цены становились просто ничтожными. В общем, чем закончились эти торги, рассказывать считаю излишним. И без того понятно, учитывая то, насколько мило русской душе сладкое слово "халява". На два вечера в палатке воцарился приятный аромат Колумбии.

В районе Татопани была опасность встретить маоистов (нам все об этом говорили), но этой встречи так и не произошло. Хотя, если что, то отдавать нам было бы нечего. Да и в общем-то я слышал, что русских они не трогают. Наверное, из чувства солидарности.

Последний раз мы разбили лагерь уже на самом подходе к Бени. Остатки еды были съедены, остатки курева - докурены. Помню это прекрасное чувство, когда лежишь на земле раскинув руки и всматриваешься в звездное небо. И очень явственно осознаешь, что ты лежишь на очень большом шарике, одном из миллионов шариков, летящих по необъятной Вселенной.

На следующее утро мы были в Бени, откуда, предварительно загрузившись печеньем и питьевой водой, на автобусе поехали в Покхару.

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]
   
   

©ОО ИГО 'АВАЛОН', 2005-2016
Перепечатка материала - только с указанием источника