Историко-географическое общество "АВАЛОН"
начало / проекты / реализованные / экспедиция "Урумчи-Кашгар 2006" / Все ветра дуют в Кашгар
 

ВСЕ ВЕТРА ДУЮТ В КАШГАР

Предисловие
Глава 1. КРАСНАЯ ГОРА
Глава 2. ЧЕРЕЗ ТИГРОВУЮ ПАСТЬ
Глава 3. ЦАРСТВО ПЕСКОВ И ТУМАНА
Глава 4. С ПОПУТНЫМ ВЕТРОМ
Глава 5. КАШГАР – ЕДИНСТВЕННЫЙ И НЕПОВТОРИМЫЙ
Глава 6. КАШГАРСКИЕ ПОНЕДЕЛЬНИКИ

Глава 1. КРАСНАЯ ГОРА

Поезд Алматы-Урумчи, полный казахстанских студентов, едущих учиться в Китай языку и различным наукам, проведя полдня на пограничной казахстанской станции Дружба, уже в сумерках медленно и мучительно пересекал границу.

Красная гора
Пагода на Красной горе.

Разговоры о том, что можно и нельзя ввозить в Китай, сопровождающиеся советами «знатоков» съесть все продукты питания, так как их все равно отберут, обсуждения карточек санитарной службы Китая, выданных для заполнения еще на территории Казахстана, и споры о том, стоит ли писать в них всю правду, шутки по поводу того, куда и как будут вставлять градусник для замера температуры...

Наверное, многие согласятся со мной в том, что первое, чем Китай поражает всех иностранцев, это масштабность, присутствующая во всем. Такой масштабностью обладает, например, здание железнодорожной станции Алашанькоу - настоящие парадные ворота страны, которые не стыдно показать гостям. Ощущение торжественности момента усилил и сам процесс встречи поезда китайскими пограничниками, отдающими честь под звуки торжественного марша.

Ввозимые топографические карты, после наших слов о том, что их масштаб - 5 км в одном сантиметре, сразу же перестают быть предметом повышенного интереса. На продукты никто не смотрит, ожидавшегося тотального обыска не происходит, как не проводится и замеров температуры в какой бы то ни было форме. Все проходит довольно быстро, с одним только не совсем понятным моментом – сбором паспортов (как оказалось, довольно распространенная в Китае практика, когда ты на некоторое, причем довольно продолжительное, время остаешься без документов, удостоверяющих личность, пока эти самые документы проходят проверку и «обогащаются» необходимыми штампиками). Без паспортов мы гуляем по перрону, впитывая первые впечатления от пребывания в чужой стране.

«Урумчи есть первый по торговле город в Западном крае. Из него развозятся товары в Кульджу, Чугучак и Китайский Туркестан через Комул. В нем много капиталистов, которые закупают гуртом и отпускают товары», - так написал много лет назад Валиханов. Урумчи и сейчас остается таковым, но не надо пытаться ограничивать его значение ролью большого базара, как это часто делается.

Урумчи
Урумчи.
Вид с Красной горы.

Урумчи вообще очень сильно заставляет задуматься о том, насколько стремительными могут быть темпы городского развития. Но казахстанцы и россияне, попадающие сюда, обычно не видят ничего, кроме огромного рынка Бинжан и одноименного района, ориентированных исключительно на русскоговорящую публику, чьей целью в Урумчи является закуп разнообразного товара. И часто слышимые мною рассказы о городе подобных людей, отражающие лишь одну сторону действительности, я склонен сравнивать с фантастическими историями средневековых путешественников (естественно в переводе на современную специфику), которые отчасти по незнанию, отчасти из невежества писали о страшных морских драконах и прочей галиматье, не существующей в реальности. Да, Урумчи, это не только Бинжан. Это и прекрасные зеленые парки, самым красивым из которых является Хоншан - парк на Красной горе (при, кстати, бытующем мнении, что Урумчи - это пыльный серый город, начисто лишенный зеленых насаждений), это и уйгурский квартал, где жизнь все еще пытается идти по старинным обычаям, это и ультрасовременный центр города, застроенный небоскребами, каждому из которых присущи свои отличительные черты в китайском либо мусульманском стиле. Здесь на улице можно встретить одетую в оранжевую робу дорожного рабочего девушку, чье лицо почти полностью закрывает чадра, но в руке у этой девушки будет мобильный телефон. Эта картина, по моему мнению, очень сильно отражает связь сегодняшнего дня и дня вчерашнего, которой так сильно и примечателен Урумчи.

Уйгурская улица
Улочка уйгурского квартала.

Решение трех самых значимых проблем, которые беспокоили нас в первый день нашего пребывания в Урумчи, растянулось примерно на полдня. Проблема первая – деньги. Банки работали лишь с 10 часов, а до этого времени мы не могли ни поесть купить, ни в гостиницу устроиться (в последний день в Алматы мы, к нашему большому удивлению, выяснили, что юани в южной столице Казахстана стали настоящим дефицитом, а на границе менять деньги не хотелось). Когда подошло время, доллары были успешно превращены в юани в одном из многочисленных банков благодаря нескольким фразам из разговорника, которые китайцы, вопреки моим ожиданиям, поняли. Таким образом, одна проблема была решена.

Несколько гостиниц, куда мы осмелились наведаться в целях выяснения цены, оказались настолько дорогими, что мы уже начали сомневаться в том, что это Китай. Однако, как всегда в таких ситуациях, помог счастливый случай. Парень на улице обратился к нам по-английски, а из дальнейшего разговора мы узнали, что он работает туристическим гидом, поэтому хорошо знает город, где в нем можно остановиться и может нам помочь. Он и написал нам названия нескольких гостиниц, цены в которых, по его словам, нам подходили, а также показал примерное направление движения. Мы шли довольно долго, а потом все же решили добираться до первой гостиницы из списка на такси (это был неплохой вариант, учитывая то, что таксисты, в отличие от нас, по-китайски читали, и иероглифы, написанные нашим помощником, для них не были простым набором значков, как для нас). Хорошо, что такси в Китае довольно дешевое, даже очень дешевое, я бы сказал. Правда, тогда садясь в машину, я еще не знал, на сколько меня раскрутят. Саньке с велосипедом пришлось остаться на перекрестке, где мы договорились встретиться после того, как я устроюсь в гостиницу и сброшу там все наши вещи.

Поздний ужин
Улица ночных кафе.

Такси довольно быстро несло меня по незнакомому городу все дальше от Саньки, а я судорожно смотрел по сторонам и молился, чтобы на нашем пути было как можно меньше поворотов, которые мне потом придется вспоминать. Все-таки перспектива потерять друг друга в чужом городе, не имея никаких средств для связи, совсем не прельщала. К счастью, дорога к гостинице была прямой, и мое такси так ни разу никуда и не свернуло. В маленьком отельчике, располагавшемся в уйгурском квартале Урумчи, я был приятно удивлен наличием слегка говорящего по-русски администратора. Сняв номер и затащив в него наши рюкзаки, я пешком отправился обратно к Саньке.

Интересная штука в китайских гостиницах с ключами: и в Урумчи, и почти везде, где бы мы н и останавливались позднее (за исключением Кашгара), ключи нам на руки не выдавали. Ты уходишь и просто захлопываешь дверь, приходишь и идешь открывать номер вместе с дежурной по этажу, которая и является хранителем огромной бренчащей связки. Стоимость размещения в Китае, несмотря на свою дешевизну, меня все-таки удивила (очевидно, после невероятно дешевого Непала, где я побывал пару лет назад). Двухместный номер с телевизором, ванной, туалетом и непременным термосом с кипятком, обходился нам от 50 до 100 юаней за сутки (что составляет 6-12 долларов США). Хотя, говорят, можно найти и места подешевле, но нам так и не удалось.

Вкусный плов
Плов по-уйгурски.

У нас есть крыша над головой, теперь можно и поесть. Здесь не было даже вопроса – мы в столице Уйгуристана, значит будем кушать наш любимый уйгурский лагман. В одном из уличных кафе, расположенных неподалеку от нашей гостиницы, мы и наелись его досыта. Впервые попробовали кушать палочками, причем вполне успешно (надо сказать, что в дальнейшем этот навык у нас дошел почти до совершенства). Очень импонирует местный обычай, распространенный во всех без исключения кафе - вне зависимости от того, что будет заказывать гость, в момент прихода ему на стол ставится чайник со свежим зеленым чаем. Хотя мы частенько дополняли чай вкуснейшим ананасовым пивом, очень популярным в Синцзяне.

Жизнь на улицах Урумчи не затихает до 3-4 часов ночи. И что интересно, происходит это не от избытка туристов, ищущих ночных развлечений. Напротив, именно сами жители Урумчи во время близкое в полуночи почему-то начинают посещать парикмахерские и аптеки, оккупируют многочисленные кафе и уличные лотки, в общем, живут вполне нормальной и повседневной, а не какой-то особенной ночной жизнью.

Ночной Урумчи

Ночной Урумчи

Кстати, о ночной жизни. Любому русскоязычному человеку в Урумчи, также как и в других городах Синцзяна, являющихся предметом посещения публики из бывшего СССР, известно слово «куня» (обычно с ударением на первый слог). Происхождение его является предметом споров, но обычно его считают извращенным на русский манер китайским словом «гуниан» (девушка). Кунями русские называют всех служащих женского пола, хоть администратора в гостинице, хоть секретаря в конторе, хоть кассира в банке. Однако, чаще всего говоря «куня», подразумевают «проститутка». Чего-чего, а этой субстанции в Урумчи просто пруд пруди. Некоторые из людей, с которыми мы общались во время или после путешествия, узнав, что мы услугами куней так и не воспользовались, разочарованно покачав головой, совершенно серьезно заключали: «и зачем в Китай ездили?!». На самом деле, традиции проституции в Синцзяне настолько древние, насколько и сам Синцзян, несмотря на его многовековое мусульманское прошлое. Еще Валиханов отмечал, что «в Малой Бухарии женщины … свободны в своих поступках, оттого и число распутных женщин, известных полиции, в Шести городах развито до таких цифр, что устрашает не только среднеазиатских мусульман, но даже китайцев». И в наши дни любой исследователь может отметить, что ислам в его восточно-туркестанском варианте, представляет собой сильно смягченную версию своего ближневосточного оригинала, предполагающую значительные послабления в том, что касается понятий о нравственности и морали.

Уйгур (яркий представитель)

Типичный уйгур

Вещь, которая сильно удивила нас в Урумчи, и позднее продолжала удивлять в дальнейшем, это то, что в западной части Китая зачастую очень сложно найти привычные нам китайские товары. Так получилось и с газом для горелки, который мы, рассчитывая на китайскую промышленность, даже и не подумали с собой брать, справедливо полагая, что это равноценно тому, чтобы тащить сюда с собой китайскую лапшу или клетчатые полипропиленовые сумки. Однако, газа нигде не было, что вынудило нас в дальнейшем искать «альтернативные источники энергии». Также не нашли мы в Урумчи и китайской тушенки, так хорошо знакомой казахстанцам с начала 90-х годов. К концу поездки мы вообще поняли (хотя и предполагали это заранее), что для того, чтобы увидеть Китай, нужно было ехать восточнее – в Пекин или Шанхай. А здесь, совершенно другая страна, Туркестан одним словом.

Надо сказать, что Саня приехал в Китай уже со своим велосипедом (к слову, его нелюбовь к харьковскому велозаводу росла с каждым очередным километром пути), поэтому и прохождение им нашего довольно продолжительного маршрута можно заслуженно окрестить подвигом. Я же, не имея велосипеда, планировал купить таковой в Урумчи. Шарахаясь по городу в первый же день нашего пребывания в нем, мы случайно наткнулись на магазин, который оказался настоящей мечтой велофаната и в некотором роде велоклубом. Мы быстро смогли найти общий язык с несколькими парнями, прекрасно разбирающимися в том, что нужно велосипедисту, даже несмотря на тот факт, что на английском из них разговаривал, и то не очень хорошо, лишь один. На следующий день мы пришли сюда уже с деньгами, а вышли, точнее выехали с велосипедом «Merida Warrior», который и позволил мне добраться до самого Кашгара, и к коему я в настоящее время питаю самые теплые чувства.

Общение с китайцами, вопреки общепринятому мнению, вполне возможно. И не только на языке жестов, как это было в веломагазине. Фразы, взятые из разговорника, понять также могут. Ну а тюркская часть населения города (уйгуры, казахи, узбеки и т.д.) для нас вообще находка - обладая базовыми знаниями казахского языка с ними можно вполне сносно общаться.

мистер Чен
Мы и мистер Чен.

В Урумчи у нас произошла одна приятная встреча, подтверждающая, что весь мир путешествует и мы не одиноки в своих стремлениях. Два француза направлялись на поезде в Кашгар, чтобы купив там велосипеды, пересечь Тибет. Но наше велопутешествие начиналось здесь в Урумчи, поэтому мы могли только пожелать друг другу счастливого пути, понимая, что Тибет нас еще ждет когда-нибудь в будущем.

Еще один человек, который успел пожелать нам счастливого пути – это мистер Чен, окликнувший нас по-русски в тот самый момент, когда мы двигались на выезд из Урумчи, чтобы отправиться в наше долгое странствие. За чаем в уйгурском кафе, куда нас пригласил этот гостеприимный и любознательный китаец, мы узнали, что русский язык он выучил, работая в посольстве Китая в Кыргызстане, да и по России ему часто приходилось ездить. Мы поделились с ним своими планами, обменялись координатами и получили напутствие, а также предложение звонить ему, если нам понадобится помощь.

[0] [1] [2] [3] [4] [5] [6]




©ОО ИГО 'АВАЛОН', 2005-2017
Перепечатка материала - только с указанием источника