Историко-географическое общество "АВАЛОН"
начало / проекты / реализованные / экспедиция "Урумчи-Кашгар 2006" / Все ветра дуют в Кашгар
 

ВСЕ ВЕТРА ДУЮТ В КАШГАР

Предисловие
Глава 1. КРАСНАЯ ГОРА
Глава 2. ЧЕРЕЗ ТИГРОВУЮ ПАСТЬ
Глава 3. ЦАРСТВО ПЕСКОВ И ТУМАНА
Глава 4. С ПОПУТНЫМ ВЕТРОМ
Глава 5. КАШГАР – ЕДИНСТВЕННЫЙ И НЕПОВТОРИМЫЙ
Глава 6. КАШГАРСКИЕ ПОНЕДЕЛЬНИКИ

Глава 6. КАШГАРСКИЕ ПОНЕДЕЛЬНИКИ


В тот понедельник с самого утра все пошло каким-то другим, не совсем обычным образом: Саня проснулся раньше меня, и мне не пришлось, как обычно его будить.

Рано утром мы поехали на автовокзал, где подождав какое-то время, сели на автобус Кашгар-Бишкек (к слову о пунктуальности – в семь часов, указанные в билете, на автовокзале не было решительно никого, а требуемый нам автобус так и вообще появился уже в одиннадцатом часу). Посадке предшествовали длительные переговоры с водителем через едущих в том же автобусе кыргызов, в ходе которых нам было сказано, что на пропускном пункте Торугарт нас могут снять с автобуса, хотя никаких вразумительных объяснений этому дано не было. Понадеявшись на то, что за неделю до этого кассирша, продавшая нам билеты, увидев наши паспорта, сказала, что все будет нормально, а также принимая во внимание тот факт, что наши визы в любом случае истекают завтра, мы решили, что волноваться будем тогда, когда проблема возникнет на самом деле. Мы даже отдали свои последние юани в оплату за багаж, который у нас, конечно же, превышал все возможные лимиты.

Нам повезло значительно меньше, чем когда-то Шокану Валиханову, который без всяких проблем смог пересечь перевал Торугарт. Теперь же, использующийся в течение веков пограничный перевал, стал с какого-то недавнего времени по непонятному стечению обстоятельств «пропускным пунктом второй категории», двигаться по которому без проблем и заморочек могли лишь граждане сопредельных Кыргызстана и Китая. Для всех остальных предусматривались разные «веселые» нововведения, вроде того, что «граждане третьих стран могут перемещаться из Китая в Кыргызстан только в сопровождении лицензированного туристического гида, имеющего разрешение Public Security Bureau (местного КГБ и полиции в одном флаконе) и договор с соответствующими туристами на обслуживание, и только на автомобильном транспорте». Полный текст этой тирады был рассказан нам через немногочисленных англоязычных переводчиков, случайно оказавшихся на пропускном пункте, и нашего друга из Урумчи, помогавшего нам по телефону, – мистера Чена, которого мы также подключили к переговорам с неучами-пограничниками, которые кроме как по-китайски, ни на каких других языках не разговаривали. Наши переговоры с упрямыми представителями китайских государственных органов так ни к чему и не привели. Мы остались одни на площади перед пропускным пунктом, с кучей рюкзаков, сумок и разобранными велосипедами. А Саня еще и умудрился забыть в автобусе свой теплый свитер (как оказалось позднее, очень полезную вещь, учитывая наш дальнейший маршрут).

В общем, во всем чувствовалось, что ветра, дувшие в Кашгар, так и не собираются менять своего направления, упрямо «задувая» нас обратно. Но идти против ветра, также как и плыть против течения, обычно хоть и трудное, но вполне увлекательное, а также вознаграждаемое приятными воспоминаниями занятие.

Обменяв по грабительскому курсу небольшую долларовую заначку и не без трудностей добравшись обратно до Кашгара (а это более ста километров), мы, на время оставив вещи в нашей гостинице, ринулись на автовокзал в поисках правды и денег, которые, по нашему справедливому мнению, нам должны были вернуть. По дороге до вокзала я успел пробить переднее колесо. Неприятные происшествия уже стали входить в привычку. Денег за билеты на вокзале нам, конечно же, никто возвращать не собирался. Ругаться с людьми непонятно на каком языке было сложно. Идеи о том, как по-быстрому выбраться из Китая стали возникать одна за другой. Слабым местом любой идеи было наличие у нас практически одних казахстанских денег, которые в Кашгаре никому задаром не нужны, а также очень сжатые временные рамки, ведь за продление визы нам тоже пришлось бы платить, причем не мало.

Минек, Агнешка и Ивона

Польские "коллеги"

На автовокзале мы встретили группу поляков – парня и двух девушек, которые передвигались по миру автостопом и автобусами. Им также не повезло с Торугартом, через который их не пропустили с кыргызской стороны. Недолгое общение с ними, а также наличие у них путеводителя по Китаю и клейкой ленты для заклейки моего пробитого колеса было чуть ли не единственным приятным событием целого дня. Поляки собирались через Ош добраться до Бишкека, а оттуда, проехав Казахстан и Россию, попасть домой. В связи с их планами о посещении Казахстана, нам даже удалось выменять у них немножко юаней. Мы сидели и вместе думали о дальнейших передвижениях, возможно совместных. Как-то неожиданно мне в голову пришла идея посмотреть внимательно на визы в наших паспортах…

Совместный подсчет, а потом и волнительный повторный пересчет тех тридцати дней, на которые давалась виза, приводили к неутешительному выводу – виза заканчивается не завтра, а сегодня. Попрощавшись с поляками и грустно пошутив, что если что, пусть ищут нас в какой-нибудь из тюрем Кашгара, мы помчались в центральное городское отделение полиции, которое, если верить польскому путеводителю, занималось как раз вопросами продления виз и оценивало свои услуги в 160 юаней (кстати, совершенно неподъемную для нас на тот момент сумму). Санина сломанная тормозная колодка по дороге в полицию не замедлила пополнить собой список «приятных сюрпризов» дня.

К счастью, в полиции нас успокоили: по их пониманию, срок действия визы заканчивался лишь послезавтра (типа 30 дней это условно, а на самом деле применяется понятие «месяц», да и течение срока начинается со следующего за прибытием дня). Эта приятная новость, конечно, экономила нам кучу денег, однако проблема нашего отбытия из чрезвычайно гостеприимного Китая стояла с прежней остротой.

Разговор в полиции однозначно определял наиболее предпочтительный вариант наших дальнейших действий – как можно быстрее выбраться из Китая через многосторонний китайско-кыргызский пропускной пункт Иркештам и попасть из него в Ош. Оставалось лишь узнать каким образом это можно сделать. Остановившись в одной из забегаловок старого города, чтобы наскоро перекусить мантами, мы известили наших в Караганде о том, что возвращение будет происходить по аварийной и пока что неизвестной нам самим схеме. Предельно ясно было одно – так быстро, как планировали, мы в Казахстан попасть не сможем.

Хочется заметить, что по своей скорости и динамичности наше возвращение домой в некотором роде даже смогло затмить впечатления от самого велосипедного путешествия. Забегая вперед, могу сказать, что закончилось все хорошо, хоть и повлекло за собой большие затраты по времени и деньгам. А сейчас мы, еще не зная нашего точного дальнейшего маршрута, пытались выбраться из Кашгара как можно ближе к границам СНГ.

В попытках найти транспорт мы провели какое-то время возле автовокзала, но ситуация осложнялась двумя моментами: во-первых, у нас было очень мало юаней, а во-вторых, не каждый водитель имел право на въезд в пограничную зону, каковой, естественно, являлся поселок Иркештам. Потом кто-то посоветовал нам поехать в район рынка, показав направление рукой (иначе понять, где это, было бы очень сложно, так как весь Кашгар по своей сути это один большой базар, о чем уже говорилось ранее). Неподалеку от этого рынка мы и нашли уйгура с маленьким грузовичком, который согласился за оставшиеся у нас деньги довезти нас до границы.

И вот, около восьми вечера мы уже упрямо двигались из Кашгара вслед заходящему солнцу. Нас ждал (по крайней мере, в это хотелось верить) пограничный пропускной пункт Иркештам. По дороге наш водитель решил заехать домой, благодаря чему мы получили возможность поесть лагмана, а также осмотреть изнутри обычное уйгурское жилище, каких в его деревне было сотни. Жилище сие представляло собой снаружи настоящую крепость с очень высокими глинобитными стенами, но было довольно-таки уютным внутри, правда, особо не изобиловало окнами и наличием солнечного света.

Проведя ночь в нанятом за оставшиеся юани, грузовичке, раннее утро следующего дня мы встретили перед пропускным пунктом, который, несмотря на надпись о круглосуточной работе, начал функционировать лишь в 10 часов. На Иркештаме мы наконец-то без проблем перешли китайскую границу (местные пограничники даже говорили по-английски) и добрались на велосипедах через пограничную зону до кыргызской стороны, где почувствовали некоторое облегчение: во-первых, мы уже точно выбрались из Китая и не станем нарушителями визового режима, во-вторых, теперь мы уже можем спокойно общаться на русском языке. Надо было видеть счастливое выражение моего лица в тот момент, когда я еще издалека смог различить написанную на русском языке надпись с названием погранзаставы, носящей имя какого-то Андрея, чьей фамилии я не запомнил..

Почему-то всегда кажется, что именно там, где фотографировать нельзя, и находятся самые прекрасные для этого места. Пограничная зона в районе Иркештама не была исключением. Живописная долина с текущей по ней широкой рекой в окружении причудливых скал просто требовала запечатлеть себя, но не желая иметь проблем, которых у нас уже и без того было много, мы подавили в себе сие благородное желание. Все-таки это был не тот случай, когда ради искусства нужно было идти на жертвы.

поселок Нура руль Камаза, руки дяди Жени, предгорья Памира

Алайская долина - взгляд из кабины

Для спуска с Иркештама в Ош нам нужно было найти какого-нибудь дальнобойщика, отправляющегося по этому маршруту. Доброй душой оказался камазист дядя Женя, живущий неподалеку от Бишкека, который за свою жизнь изъездил практически весь бывший Советский Союз. Последние несколько месяцев Женя все никак не мог попасть домой, поэтому это был его последний рейс между Ошем и Иркештамом, после которого он собирался вернуться в родную Васильевку к жене.

Через несколько часов после нашего пересечения границы мы уже сидели в Камазе, ползущем по ужасного качества горной дороге в сторону Ферганской долины. Дорога из Иркештама в Ош проходит вначале между Алайским и Заалайскими хребтами, а затем пересекает первый через несколько довольно высоких перевалов, самым значительным из которых является Талдык (3615 метров). Величественные горные пейзажи со всех сторон вскоре были скрыты от нас идущим дождем, а затем и снегом.

ещё цветочки

Начало бурана

На самом деле в моей жизни было совсем немного моментов, когда я уже начинал вполне серьезно и последовательно представлять себе печальные последствия собственной смерти. Подъем на перевал Талдык в снежную бурю, в кромешной тьме, разбавляемой тусклым светом фар, на груженном под завязку Камазе с барахлящей автоблокировкой и умирающим аккумулятором, был одним из подобных моментов. К счастью, все обошлось и нам не пришлось, как предупреждал делать в случае чего дядя Женя, «быстро выпрыгивать из машины».

На кыргызских дорогах три проблемы: ишаки, козлы и дураки. Первые – это вполне мирные, но не совсем сообразительные животные, упрямо бродящие вдоль и поперек дорог, в том числе, и в темное время суток. Так как никакими светоотражающими поверхностями сии животные не располагают, то очень часто они становятся причинами своей же глупой и нелепой смерти, которая сопровождается значительными повреждениями машин – невольных «убийц». Вторые – это животные в фигуральном смысле слова. Питается сия категория тем, что сможет отобрать у проезжающих по дороге водителей. Обычная такса для беспроблемного проезда мимо инспектора ГАИ составляет 20 сомов – впрочем, совсем незначительная сумма, если сравнить ее уплату с теми последствиями, которые может повлечь отказ платить эту практически ставшую обычаем дань. Третья категория – самая опасная и самая непредсказуемая. Дураки, как это им и положено, обычно долго не думают. Самым привычным способом раздобыть денег на дороге, в Кыргызстане уже давно стало ее перекрытие. Причем иногда это действо приобретает просто государственные масштабы, когда несколько деревень, подогретые привезенной «огненной водой», устраивают за скромное вознаграждение (обычно 300 сомов на человека в день) акции гражданского протеста против чего-нибудь (зачастую протестующие и понятия не имеют против чего и за кого они ратуют). Люди просто берут в руки по кирпичу и садятся поперек дороги. А дороги в горах обычно существуют в единственном экземпляре, посему такая вот акция становится просто беспроигрышно заметной в масштабе всей страны сразу. Мы, к счастью, нарвались на менее идейных дураков, которые, поднаторев в технологии перекрытия, просто решили немножко заработать. Четверо подростков, вооруженных кирпичами, неожиданно возникли в свете фар. Их замахивающиеся движения в сторону лобового стекла и громкие пьяные маты, очевидно, в очередной раз убедили дядю Женю в народной мудрости «с дураками лучше не связываться». Посему уплатив небольшую мзду, взимаемую согласно «легенде» пьяных подонков на такую благородную затею, как свадьба, наш Камаз покатил дальше.

В связи с вышенаписанным, просто не могу не упомянуть строки, написанные Валихановым почти сто пятьдесят лет назад: «У киргизских родоначальников образовались систематические правила, освященные временем, по которым они грабят караваны, но грабят по-своему законно, основываясь на древних обычаях и правах… караван, проходя через улусы киргизского родоначальника, должен заплатить зякет… должен дать выкуп за свободный проезд». Или вот еще: «Не прошло несколько минут, как из одного аула выскочила толпа пьяных киргиз, пивших бузу, бросилась в карьер на наш караван и заставила нас бранью и угрозами повернуть в аул». Не удивительно ли, что по истечении полутора веков, ничего ровным счетом не изменилось! В том числе, и такое ничем не прикрытое грабительство, официально почти возведенное в ранг «гостеприимства».

Какая-то достопримечательность
в Оше

После позднего ночного ужина в каком-то кыргызском придорожном кафе, которым нас угостил дядя Женя, короткого трехчасового сна в кабине Камаза, часов в одиннадцать утра следующего дня мы прибыли в город Ош.

Я был в других городах Кыргызстана и примерно представляю себе уровень жизни местного населения, поэтому первым, что бросилось мне в глаза в Оше, было наличие огромного количества дорогих машин на дорогах. Ош – второй по величине город страны, но по благосостоянию своих обитателей он производит впечатление едва ли не первого. Ош – это и не Кыргызстан вовсе, ни географически, ни этнически. Отделенная от остальной страны горами Ферганского хребта Ошская область является государством в государстве. Причем кыргызы в составе местного населения составляют отнюдь не большинство. В массе своей здесь живут узбеки и уйгуры.

сброс воды на ГЭСе
ГЭС на Нарыне

В Оше наши казахстанские тенге наконец-то обрели статус денег, так что мы смогли и покушать и нанять такси до Бишкека. Было очень непривычно переводить китайские цены на еду в кыргызские, так как это постоянно приводило к восклицаниям типа «а почему так дорого?».

Дорога из Оша в Бишкек проходит по красивейшим местам. Бесконечные горные серпантины, полноводный Нарын, сопровождавший нас почти половину нашего пути, и снежные вершины Тянь-Шаня на горизонте. Проведя очередную ночь в машине, с несколькими остановками в придорожных кафе, ранним утром мы уже были в Бишкеке.

Дальнейшая дорога не представляла собой никакого экстрима, проходя по откатанному маршруту Бишкек-Алматы-Караганда, и уже 22 сентября 2006 года родственники и друзья встречали на нас на вокзале города Караганды. Путешествие, продлившееся более месяца, было закончено.


А стало быть, Вперёд!
За новые истории!

Когда мы с Саней сидели в кафе «Шахерезада» возле отеля «Семан Роуд» и отмечали с пивом и шашлыком окончание нашей экспедиции, мне вспомнилось то, как родилась идея добраться до Кашгара. А рождалась эта идея лично для меня в одном из кафе Катманду, где отмечая с друзьями из Латвии завершение путешествия по Непалу, мы обсуждали возможные общие планы. Тогда мы и решили вместе отправиться на велосипедах из Урумчи через Кашгар и Лхасу в Катманду. Идея эта была реализована нами, конечно, не в полном масштабе. Мои латвийские друзья не смогли отправиться в это путешествие, впрочем как и увидеть Тибет в этот раз нам было не суждено. Но может быть, оно и к лучшему. Слишком много разных впечатлений было бы слито в одно, а возможно, что одни из них смогли бы затмить другие. А так, нам есть к чему стремиться. И все еще впереди. Это очень хорошо, когда путешествие заканчивается на такой ноте, что в конце повествования можно написать «но это уже совсем другая история…».

Текст © Виталий Шуптар , 2006.
Фото © Александр Ермолёнок, Виталий Шуптар , 2006.

[0] [1] [2] [3] [4] [5] [6]

   
   

©ОО ИГО 'АВАЛОН', 2005-2016
Перепечатка материала - только с указанием источника