Историко-географическое общество "АВАЛОН"
начало / дороги / От собкора в Непале / От Гималайского королевства к Гималайской республике
 

ОТ СОБКОРА В НЕПАЛЕ

Серия очерков для газеты "Индустриальная Караганда"

ОТ ГИМАЛАЙСКОГО КОРОЛЕВСТВА К ГИМАЛАЙСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ


Возвращаясь ночным автобусом из Джанакпура в Катманду, мне случилось побеседовать с непальцем примерно моего возраста. Мы успели поговорить обо всем на свете – благо местные дороги не предполагают быстрых передвижений. Темы, начинаясь с нейтральных, вроде погоды и ландшафтов, перешли, в конце концов, в сферу политики, насчет которой, мой собеседник не хотел особо распространяться, сказав, что рассуждать об этом – дело неблагодарное. Однако, одну мысль этот товарищ все-таки озвучил: во времена монархии было больше порядка и меньше коррупции. И это заставило меня еще сильнее задуматься о существующей ситуации в стране.

На самом деле, несколько лет назад мои заметки о Непале изобиловали бы информацией о блокпостах, демонстрациях и забастовках, взрывах в полицейских участках и новостях о боях королевских войск с оппозицией где-нибудь в горных районах. Но уже два года в стране относительно спокойно, к власти пришло коалиционное правительство, а Непал стал федеративной республикой. Надо слегка удалиться в историю, чтобы понять, что же происходило на протяжении целого десятилетия, предшествовавшего этой стабильности.

Как и в любой, недостаточно богатой стране, в Непале неизбежно должно было появиться движение, горящее желанием «разрушить до основанья мир насилия» и построить на его руинах нечто новое, другими словами «отобрать всё у богатых и поделить это поровну между бедными». Такая сила появилась здесь в лице коммунистов, поднявших на своем флаге идеи Мао Цзедуна, которые развернули активную деятельность в феврале 1996 года и фактически завладели властью в некоторых районах страны.

А летом 2001 года произошло событие, просто перевернувшее жизнь всего Непала. Июньским вечером наследный принц Дипендра устроил в кругу семьи настоящую бойню. Ходили разговоры, что сие решение было спровоцировано отказом родителей принять выбор принца на роль его жены, не отличавшейся особой «породистостью». В итоге, восемь членов королевской семьи, включая короля Бирендру и королеву Айшварью, были убиты. По итогу Дипендра решил пустить пулю и себе в лоб, однако, умудрился прожить еще несколько дней на аппарате искусственного жизнеобеспечения. Единственным кандидатом на трон Непала стал младший брат последнего короля – Гьянендра, весьма успешный бизнесмен и, в целом, весьма жесткий по своей сути человек, который на момент «королевской резни», как сие событие успели окрестить журналисты, весьма предусмотрительно находился в 200 километрах от Катманду, в городке Покхара, в тамошнем королевском дворце. Надо ли говорить, что добрая половина страны заподозрила неладное, увидев в сем событии обычный дворцовый переворот, все концы которого были заботливо спрятаны.



Народ-народом, а представители его воли, каковыми себя просто обязаны были считать активисты Коммунистической маоистской партии Непала, начали более радикальные действия. Тем более, что Гьянендра им в этом весьма «помог», вскоре распустив многопартийный парламент (а за ним и правительство) и введя строгую цензуру в СМИ, в общем, полностью узурпировав власть, объясняя это военным положением и необходимостью борьбы с партизанами. Благодаря хорошей подаче конфликта за рубежом, маоисты были незамедлительно поставлены в один ряд с Аль-Каедой, Талибаном и прочими возмутителями мирового порядка, и вскоре над гористыми районами Западного Непала начали летать американские вертолеты, предоставленные Непалу в качестве посильной помощи для борьбы с «терроризмом». Кстати, именно этим многие объясняют «нелюбовь» населения тех земель к любым «бледнолицым», в коей я имел возможность самостоятельно убедиться два года назад.

2006 год был ознаменован жутким количеством демонстраций протеста и забастовок, которые многократно и подолгу парализовывали жизнь целой страны. В конце концов, Гьянендра, под давлением народа, был вынужден снова созвать парламент, который, получив необходимые полномочия, в 2008 году лишил короля его власти, что для страны с древними индуистскими традициями (король столетиями почитался как земное воплощение бога Вишну) – то еще потрясение. С того времени, как считается, и установилась та самая сравнительная стабильность, в которой страна, теперь уже федеративная республика, пребывает по сей день.



Конечно, и сейчас здесь все не так гладко, как хотелось бы местному населению и политикам. Показателем этого является, к примеру, до сих пор не принятая конституция страны, дебаты по поводу которой продолжаются уже более двух лет. К тому же, маоисты не смогли получить всего, на что они рассчитывали (в частности, казни короля Гьянендры), а около 20 политических партий, из которых 5 – коммунистические, никак не могут сдвинуть с места «воз» политической системы, который и ныне там, где он был брошен весной 2008 года.

Радует, как всегда, единодушие страны, в том, что касается туризма, вне зависимости от политических пристрастий. Так, в честь года туризма, каковым объявлен 2011 год, представители всех политических партий подписали соглашение об отказе от любых забастовок и демонстраций, коими была так богата жизнь Непала последние несколько лет. Ну и на том, как говорится, спасибо.

В Непале никогда не было запрета на использование слова «королевский» в названиях частных коммерческих структур, ни коим образом к королевской семье не относящихся. Поэтому, страна и по сей день пестрит названиями «королевских» туристических компаний, парикмахерских, ресторанов и гостиниц. И это, на самом деле, удивительно, особенно учитывая факты, о которых мне рассказывали. Вроде того, что пару лет назад какую-то совершенно простенькую гостиницу в горах, маоисты сожгли просто за то, что в ее названии имелось упоминание о чем-то королевском.  

В то же время, такие вот названия наводят на размышления о том, к чему же Непал все-таки, в конце концов, придет? Ведь в обществе не так уж редки разговоры о том, что Непалом должен единолично управлять сильный лидер, а не разношерстная толпа. Иначе все будет происходить именно так, как оно и происходит – разнообразие политических сил при полном непонимании народом того, чем они друг от друга отличаются и как они могут изменить жизнь страны к лучшему. Разговоры о «добром короле» (само собой разумеется, Гьянендра на эту роль уже не подходит) можно услышать время от времени среди простого народа, что, конечно, может быть обычным показателем усталости от нестабильности и неопределенности. С другой стороны, в истории Непала уже был случай реставрации монархии, так что, не будем ничего загадывать наперед. К тому же, будем откровенны, словосочетание «гималайское королевство» для всех нас звучит намного более романтично, нежели «гималайская республика».



И напоследок еще один любопытный факт. Одна из марок местного пива (причем, раньше я такого не видел) носит совершенно неполиткорректное название «Royal Challenge», то есть королевский вызов. Более вызывающим было бы, наверное, только что-нибудь откровенно монархическое, вроде «Возвращение короля».

© Виталий Шуптар, Катманду, 2010


1. Предисловие
2. Факты о Непале: известные и неизвестные

3. Огни большого праздника

4. Непальские кухни
5. Просто Катманду
6. Одного раза недостаточно

7. От Гималайского королевства к Гималайской республике
8. Непал и буддизм
9. Дружба народов

10. Зов джунглей
11. У истоков Гималайского королевства
12. Тунба с Виталием
13. Отель "Калифорния" по-непальски
14. Мгновения непальской весны
15. Далеко-далеко
16. Чтобы возвращаться

 



©ОО ИГО 'АВАЛОН', 2005-2017
Перепечатка материала - только с указанием источника