Историко-географическое общество "АВАЛОН"
начало / дороги / Время нескучных командировок или Совмещая полезное с приятным
 

ВРЕМЯ НЕСКУЧНЫХ КОМАНДИРОВОК
ИЛИ СОВМЕЩАЯ ПОЛЕЗНОЕ С ПРИЯТНЫМ


СТАНЦИЯ DARIJA

(горы Бугылы)

Горы Буркытты и Бугылы, отделенные друг от друга небольшой долиной, уже несколько лет я склонен считать одним из самых живописных и в то же время нетронутых мест во всем Центральном Казахстане. Последние годы туристы бывают здесь редко – обычно поздней осенью, когда в местных горах проводятся гонки на выживание. А обычные отдыхающие, которые любят оставлять после себя горы мусора, досюда обычно просто не добираются – нормальная автомобильная дорога отсутствует, а ехать на электричке такой народ вряд ли решится. Хотя, конечно, кое-кто из подобного люда сюда попадает, о чем красноречиво свидетельствуют встречающиеся изредка банки из-под пива и пластиковые бутылки.

Вид с гор Буркытты
Вид с гор Буркытты

Поездка на майские праздники в Дарью (так называется железнодорожная станция, являющаяся воротами в этот небольшой горный оазис) стала для нас уже почти традицией, неким открытием нового туристического сезона. Начало этой традиции было положено несколько лет назад, когда мы с Саней впервые попали в этот живописный уголок. Тогда мы провели в Дарье целый день, устроив трапезу с видом на «Черную гору» (теперь, я понимаю, что это была гора Буркытты), а потом, из-за отсутствия обратного поезда, пооколачивавшись какое-то время на станции, название которой было написано настолько давно, что писалось еще латинскими буквами, добирались до Караганды вначале на маневровом тепловозе, а потом на электричке. Надо сказать, что вся эта ситуация с безлюдной станцией и поездкой в кабине тепловоза, попахивала сюрреализмом в виде возвращения в 20-30 годы прошлого века. Тогда, еще не зная, сколько сюрпризов таят в себе эти горы, мы просто поняли, что обязательно сюда вернемся.

Через Байкару
Форсирование Байкары

Теперь мы возвращались в эти места уже не вдвоем, а большой компанией и на велосипедах. Погода нас явно не баловала, но, следуя самому главному правилу, гласящему, что матч состоится в любую погоду, мы упрямо сели в электричку. Выйдя на станции Байкара, мы не успели проехать и километра, как столкнулись с первой преградой – необходимостью переходить вброд довольно холодную речку. Здесь надо отметить, что еще около суток назад я лежал дома с температурой, близкой к 39 градусам, всеми способами пытаясь побыстрее вылечиться, потому что очень не хотелось срывать поездку, которую я сам затеял и на которую подбил столько народу. Но в этот момент я, ни минуты не раздумывая, снял ботинки и, закатав штаны повыше, повел свой велосипед через речку. Никаких плохих последствий в своем самочувствии ни в этот день, ни позднее, я так и не обнаружил, в очередной раз убедившись в том, что корень всякой болезни сидит исключительно в голове. И если ты на самом деле всею душой пожелал выздороветь и предпринял все меры для этого, болезнь не сможет усидеться в тебе. Ну а общение с природой всегда будет только помогать быстрейшему выздоровлению.

Перебравшись через речку, наша группа растянулась длинной цепочкой, и медленно, но упрямо начала движение под накрапывающим дождиком и нависающими тучами.

Наши шансы на то, чтобы побыстрее добраться до гор, таяли буквально на глазах в связи с одним постоянно ломающимся велосипедом в нашей группе. И когда поломка стала приобретать все более фатальный характер, практически не позволяя управлять велосипедом, мы решили оставить свои планы о проникновении во внутреннюю долину и стали искать место для ночевки к северу от основного хребта Буркытты.

Очередная ящерица
Абориген горного оазиса

Наконец место было найдено, палатки разбиты, вода подогрета, а люди накормлены. Наступило время наслаждаться окружающим пейзажем на сытый желудок. Кто-то пошел гулять по окрестным горкам, кто-то отдыхал в лагере.

Но попасть в долину все-таки хотелось. Поэтому ближе к вечеру мы вдвоем с Саней сели на велосипеды и двинули в юго-восточном направлении. Правда, совсем скоро мы поняли, что рельеф местности совершенно не располагает к движению в седле, и большую часть времени мы просто вели велосипеды рядом, затаскивая их на очередную горку или придерживая на спуске. Наконец, мы добрались до того места, где линия электропередач пересекала хребет Буркытты. Там, на небольшом пригорке возвышалась наваленная куча камней. Мне известно, что такие кучи, носящие в Монголии название «обо» и распространенные во многих других уголках земли вроде Тибета или Гималаев, образуются на вершинах гор, куда взбирающийся народ в качестве дани богам, издревле приносит камни. Не знаю, каким было предназначение данного конкретного «обо», но хочется верить, что образовалось оно тоже не спроста.

Покорительница вершин
Норда

С горки, на которую мы забрались, можно было обозревать обширную долину, уходящую далеко на юго-запад. А тем временем солнце уже начало потихоньку опускаться за горы. И несмотря на то, что картина эта слегка гипнотизировала и не давала двигаться, требуя внимательного отношения к себе и повышенного количества фотоснимков, нам нужно было как можно быстрее возвращаться в лагерь.

Судя по карте, по середине долины должна была проходить дорога, и мы, надеясь на это, спустились вниз по другому склону. Через минут пятнадцать мы на самом деле нашли довольно хорошую дорогу, по которой поехали уже с ветерком. Однако, увлекшись быстрой ездой, мы очень скоро поняли, что не совсем ясно представляем себе, где находится наш лагерь. Перед отъездом мы не позаботились занести в спутниковый навигатор его координаты, и теперь нам приходилось двигаться скорее наугад, чем осознанно. Темнота быстро спускалась на горы и степь, а температура воздуха становилась все менее комфортной. Увидеть костер в лагере при существующем рельефе было бы просто редкой удачей, но в этом нам так и не повезло: множество маленьких сопок отделяло нас от наших друзей, и даже забираясь на какую- либо из них, увидеть хоть какой-нибудь свет у нас так и не получилось.

Совершенно не радовала мысль о ночевке на открытом воздухе без палатки и спальных мешков, без дров для костра и без еды. К тому же, не давала покоя вполне достоверная и неоднократно подтвержденная информация о наличии в этих местах волков и кабанов. Норда совершенно не реагировала на команд у «домой» и бегала только там, куда светили наши фонари. И что удивительно, спасло нас не ее чутье, а человеческое ( а именно, Санино) обоняние, потому что именно его нос учуял запах костра. Вот так, в конце концов, мы и вышли на наш лагерь, народ в котором уже начал сомневаться по поводу нашего возвращения.

За ночь у палатки несколько раз почти срывало тент – непогода бушевала по-серьезному. Однако, утро встретило нас солнцем и почти чистым небом, позволив немного пофотографировать. Правда, уже через пару часов от былой идиллии не осталось и следа, и из набежавших туч начал капать дождик. Собрав вещи, мы двинулись в обратный путь, чтобы уже вечером попасть домой, в Караганду.

Дорога между гор
К северу от гор Буркытты

Однако, притяжение места оказалось настолько сильным, что через пару недель мы вновь топтали ботинками горы Буркытты. На этот раз без велосипедов и в формате «трое с рюкзаками, не считая собаки». Теперь мы планировали обязательно попасть во внутреннюю долину и поставить лагерь там. На улице стоял конец мая, и было намного теплее, хотя дождь по-прежнему беспокоил нас. Сочная зеленая трава, колышущийся свежим прохладным ветром ковыль приятно радовали глаз и толкали вперед, навстречу горам.

В этот раз мы решили обогнуть горы Буркытты с юга, так как подойдя к ним поближе и понаблюдав, мы поняли, что взбираться по скользким камням будет не совсем безопасно. Обойдя горы, мы попали в долину, где, уже ближе к вечеру, разбили лагерь.

Базальтовые пальцы
На фоне базальтовых "пальцев"

Вечер прошел в приготовлениях еды, неторопливом распитии «адмиральского» чая и задушевных разговорах, которые непременно имеют место, когда несколько человек оказываются сидящими возле завораживающего пламени костра…

Возвращаться на следующий день обратно мы решили прямо через хребет. Во-первых, не хотелось снова обходить горы вокруг, а во-вторых, мы были просто обязаны попасть на гору Буркытты, возвышающуюся над всей окружающей местностью. Дорога по довольно крутому склону вначале привела нас к небольшим пещерам, а затем к причудливым каменным изваяниям, созданным природой. Огромные шестигранные «пальцы» из базальта смотрелись немного нереально: слишком редко можно встретить в природе настолько идеальные формы.

А еще через полчаса мы были почти на самом верху, метрах в десяти от вершины, где мы и устроили небольшой привал. Сверху на все четыре стороны открывался просто потрясающий вид. Мы видели озера, находящиеся южнее, хребет Бугылы и его маленькие ответвления, мы видели поселок Дарья и проходящие вокруг гор дороги.

Грот
Вид из небольшого грота

Спускаясь с горы, мы неожиданно попали в узкое ущелье, забраться в которое снизу было бы очень проблематично (здесь не то, что подниматься, здесь и спускаться было довольно-таки сложно – крутые скользкие уступы и порой непроходимые кустарники). Однако, удовольствие от созерцания нетронутой природы, с лихвой компенсировало все. Небольшие водопадики с каплями, играющими на солнце, струящиеся сверху ручейки, разноцветные болотца, сочная зелень…

Я довольно быстро спускался по скользким камням вниз, когда на одном не очень безопасном уступе, Норда сделала попытку обогнать меня. В следующий момент, словно в замедленной съемке, все успели заметить, как сначала собачьи лапы разъехались на скользких камнях, потом несколько отчаянных движений с целью удержаться, и, наконец, падение куда-то вниз.

Ущелье Летящего Пса
Ущелье Летящего Пса

Мы постарались как можно быстрее спуститься к Норде, и когда мы, наконец, добрались до нее, то увидели следующую картину: упав с высоты около шести метров, собака растерянно лежала на маленьком кусочке мягкой земли, по всем сторонам которого располагались гранитные камни. Что и говорить, приземление было на редкость удачным. Норда еще долго не могла прийти в себя и всю дальнейшую дорогу послушно шла на поводке, не делая ни малейшей попытки куда-то убежать.

Собака действительно отделалась легким испугом – всего лишь немного отбила лапы и поцарапалась. Зато, по прошествии года, то место было прозвано нами, в лучших индейских традициях, Ущельем Летящего Пса.

[0] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16]


©ОО ИГО 'АВАЛОН', 2005-2016
Перепечатка материала - только с указанием источника